Д:.Л:. «Северное Сияние»

История Ложи

История Ложи

( материал подготовлен на основе документов историка масонства А.Серкова).

Долгий исторический путь Достопочтенной Ложи «Северное Сияние» начался в далеком 1923 году в Париже, когда 19 русскоязычных Братьев из первой и самой многочисленной русскоязычной Ложи «Астрея» в составе Великой Ложи Франции решили основать вторую русскую Ложу с титулом «Северное Сияние».

2 декабря 1923 г. состоялось учредительное собрание второй русской Ложи, а 14 января 1924 г. произошла её торжественная инсталляция. Ложа была названа «Северное Сияние» (Aurore Boreale) и получила № 523 в союзе Великой Ложи Франции.

Братьями-учредителями «Северного Сияния» стали 19 масонов. В других источниках указаны имена 20 членов-основателей Ложи:

1. Беннигсен Эммануил Павлович.

2. Бобринский Петр Андреевич.

3. Волошинов Юрий Федорович.

4. Вяземский Владимир Леонидович.

5. Голеевский Николай Лаврентьевич.

6. Дезобри Борис Владимирович.

7. Клягин Александр Павлович.

8. Кочубей Виктор Викторович.

9. Кугушев Петр Иванович.

10. Ливен Петр Александрович.

11. Лыщинский-Троекуров Владимир Владимирович.

12. Макшеев Федор Федорович.

13. Мамонтов Александр Иванович.

14. Мещерский Павел Александрович.

15. Мордвинов Александр Александрович.

16. Нагродский Владимир Адольфович.

17. Половцев Петр Александрович.

18. Сейделер Мстислав Николаевич.

19. Хагандоков Константин Николаевич.

20. Чайковский Николай Васильевич.

В состав учредителей вошли преимущественно бывшие русские военные, но это не превратило новую мастерскую в арену для «дискуссий на военные темы, о последствиях бывшей войны или о перспективах грядущей». «Ложа «Северное Сияние» скоро сделалась центром изучения вопросов ритуальной символики и посвятительной эзотерики. В масонском учении эту ложу прежде всего интересовал его христианский характер и связанность с проблемами религиозной философии. Ложа эта постепенно стремилась стать, — как это она сама формулировала впоследствии, — христианским посвятительным центром. Ее деятельность имела большое значение в деле согласования посвятительных знаний синих и красных лож и подготовки кадра братьев, способных воспринять доктрину высших ступеней посвятительной лестницы. Этот уклад работы имел горячих сторонников и идеологических противников. А Л. Д. Кандауров с присущим ему острословием говорил: «Чтобы быть членом «Северного Сияния», нужно ходить в церковь или по меньшей мере уметь ездить верхом…».

Первоначально большое влияние на развитие Ложи оказали два фактора. Во-первых, 8 учредителей мастерской уже входили в ложи совершенствования, что позволяло сосредоточиться на чисто масонской посвятительной работе. Во-вторых, следует учесть, что ключевые посты в «Северном Сиянии» заняли бывшие члены Англо-Саксонской ложи, работавшей по обряду Эмулейшн: Досточтимый Мастер — П. А. Половцев (первым досточтимым мастером ложи был выбран А. И. Мамонтов, а секретарём — В. Л. Вяземский, однако отметим, что уже со второго заседания Ложи обязанности «Венерабля» исполнял П. А. Половцев, который официально занял этот пост в 1926 г.), 1-й Страж — П. А. Бобринский, Депутат Ложи — Н. В. Чайковский, Великий Эксперт — Н. Л. Голеевский.

Ряды Ложи быстро пополнялись.

В период руководства Петра Александровича Половцева мастерская уделяла внимание двум вопросам: истории масонства и эзотерическим течениям в мире.

4 февраля 1924 г. Н. Л. Голеевский выступил с докладом «Введение в изучение эзотеризма», а член Ложи «Астрея» Н. П. Вакар рассказал об «Эзотеризме православной церкви (Симеоне Новом Богослове)».

16 февраля 1924 г. на совместном заседании «Северного Сияния» с Ложей «Астрея» член последней, А. И. Путилов, выступил с докладом «Мировой кризис и возможная (вероятная) роль масонства». Докладчик указал на возрастание роли международных политических и финансовых организаций и в этой связи предлагал занять масонству активную позицию, которая бы позволяла влиять на мировое сообщество и поддерживать сложившийся по окончании Первой мировой войны порядок. В частности, А. И. Путилов предлагал создать международный банк, который бы контролировался масонами. В качестве оппонента докладчику выступил Г. Б. Слиозберг, который отметил, что борьба за мирное существование — это дело отдельных народов, а не масонства, которое может лишь оказывать моральную поддержку тому или иному институту. Критическое выступление Г. Б. Слиозберга поддержал также Досточтимый Мастер «Астреи» Ф. Ф. Макшеев.

Ещё один доклад Н. Л. Голеевского «Введение в изучение эзотеризма» состоялся в Ложе «Северное Сияние» 10 марта 1924 г. Он вызвал большой интерес, и по предложению А. А. Мордвинова, В. Л. Вяземского и Э. П. Беннигсена было решено продолжить проведение подобных докладов с подробным обсуждением, так называемых конференций. Действительно, Н. Л. Голеевский развил положения своего доклада на собрании Ложи 29 марта, посвятив свое выступление анализу понятий «монотеизм» и «посвящение». В ходе обсуждения доклада выступили Э. П. Беннигсен (он говорил о монотеизме в индуистских религиях), А. А. Мордвинов (об исламе), Г. Б. Слиозберг (о соотношении понятий эзотеризм, мистицизм, символизм и масонство), О. Вирт (об эзотеризме в прошлом) и др.

29 апреля 1924 г. П. А. Половцев предложил сосредоточить усилия членов Ложи на изучении христианской традиции и соотношения масонства и церкви. Затем слово было предоставлено Н. П. Вакару, который посвятил своё сообщение духовности в христианстве.

24 мая 1924 г. Ф. Ф. Макшеев (по другим данным А. А. Мордвинов) выступил в Ложе с докладом «Значение оккультных знаний в масонском посвящении». Надо также отметить состоявшееся 22 ноября 1924 г. выступление Н. В. Чайковского на тему «Проблема счастья с масонской точки зрения». Доклад вызвал большой интерес братьев.

Досточтимым Мастером на 1925 г. Ложей был вновь избран П. А. Половцев, однако подобное решение не было утверждено Великой Ложей Франции и формально пост «Венерабля» остался за А. И. Мамонтовым, который ранее был провозглашён почётным Досточтимым Мастером.

Отметим также, что в Ложе постоянно проходил прием новых членов и посвящения во 2-ю и 3-ю степени, а после ритуального посвящения Мастера «Северного Сияния», в частности Б. В. Дезобри, выступали с объяснением основных символов Ордена вольных каменщиков и говорили о значении той или иной степени масонства. Не упоминаются в дальнейшем особо и традиционные зодческие работы, например, «масонские впечатления» перед приёмом в последующую степень.

21 февраля 1925 г. Э. П. Беннигсен рассказал о буддизме современном и древнем (ламаизме в Монголии и браманизме в прежнее время). 16 мая В. В. Лыщинский-Троекуров говорил «О внутреннем содержании ритуала первого градуса». 20 июня 1925 г. В. Л. Вяземский сделал доклад под названием «Краткая история франк-масонства и его источники».

18 июля депутат Ложи Н. В. Чайковский рассказал о работе Великой Ложи Франции в 1925 г., а затем В. В. Марушевский поделился своими впечатлениями о положении эмиграции в Сербии и рассказал о возможных трудностях развития русского масонства в этой стране.

Свои собрания 17 и 31 октября 1925 г. члены «Северного Сияния» посвятили обсуждению вопроса о создании в Париже Великой Ложи Астрея и высказались за обновление комитета по созданию этого предполагаемого руководящего органа русского масонства в эмиграции.

21 ноября 1925 г. в Ложе выступил член «Астреи» П. В. Погожев, рассказавший о религиозном и православном движении среди молодёжи в русской эмиграции, в частности, о встрече православной молодёжи, состоявшейся в замке Аржерон в июле 1924 г. Своё особое мнение высказал М. А. Алданов, который предрёк блестящее будущее масонства в России, но лишь в том случае, если деятельности Ордена вольных каменщиков не будет противодействовать православная церковь.

Одной из главных тем работ было изучение мистической традиции в России. Так Н. П. Вакар в феврале 1926 г. выступил с сообщением «Жизненный путь»; 17 апреля того же года А. А. Мордвинов произнёс доклад «Жизнь и посвятительное развитие Св. Серафима Саровского», в котором провёл аналогию жизни и учения православного святого с трудами тибетского духовного лидера XI в. Бодхисаттвы Миларепы.

22 мая 1926 г. Ложа провела траурное заседание памяти Н. В. Чайковского, на котором биографию скончавшегося члена «Северного Сияния» изложил П. А. Бобринский.

23 октября в Ложе был выслушан ещё один доклад Н. П. Вакара «История и эволюция разногласий между церковными властями и русской православной церковью в Европе», а 20 ноября П. А. Бобринского — «Жизнь и философские идеи русского мистика Сковороды». Последний из названных докладов впоследствии стал основой отдельной книжки (Бобринский П. А. Старчик Григорий Сковорода. Париж, 1929).

В 1927 г. тематика докладов в ложе Северное Сияние осталась прежней:

19 февраля — В. В. Скрябин. Жизнь и доктрина Будды и их аспекты в христианстве;

11 марта — Э. П. Беннигсен. О романе М. А. Алданова «Заговор»;

16 апреля – А. А. Лобанов-Ростовский. Краткий доклад об английском масонстве;

21 мая — И. К. Шампенуа. Символизм письменных знаков (на французском языке);

7 июля — А. А. Мордвинов. Мистика ислама.

8 октября 1927 г. А. Б. Волгин сделал в Ложе доклад «Астрологические причины мирового кризиса», в котором объяснял в частности революцию 1917 г. переходом точки весеннего равноденствия в созвездие Водолея [Впоследствии А.Б. Волгин стал известным во Франции астрологом, автором ряда книг по указанной теме, в 1938 г. основал журнал «Les Cahiers Astrologique», участвовал в движении Сопротивления]. Сообщение А. Б. Волгина, хотя и хорошо систематизированное, вызвало многочисленные вопросы у слушателей, на которые частично отвечал также Л. Д. Кандауров.

Ситуация в «Северном Сиянии» несколько изменилась с избранием на пост Досточтимого Мастера Ложи в 1927 г. Владимира Владимировича Лыщинского-Троекурова. Новый руководитель Ложи считал, что в «Северном Сиянии» произошло ослабление ритуальной части работ, что необходимо исключить всякие отступления от ритуала, а также проводить заседания по заранее выработанной программе.

Было намечено 13 тем докладов на вторую половину 1927 — первую половину 1928 гг.: Астрологические причины мирового кризиса; Проблема: Восток — Запад; Философский аспект мирового кризиса; Евразийство (духовная концепция); Русское религиозное движение; Живая церковь; Русское женское масонство, его достижения и возможности; Католическое влияние в русской среде; Добровольчество. (Идеология движения и её изменения); Отражения мирового кризиса в искусстве; Реакция Западной Европы на мировой кризис; Попытки мирового духовного объединения; Католическая реакция. Однако программа работ была выполнена лишь частично. Например, известно, что по двум первым из перечисленных тем выступили А. Б. Волгин (8 октября) и К. В. Гвозданович (17 декабря). Последний в своём сообщении указал, что противопоставление Востока и Запада обусловлено лишь принципом антитезы, позволяющим легче понять предмет изучения.

Доклад о «Философском аспекте мирового кризиса» был прочитан 19 ноября П. В. Шиловским. Он отмечал в своём докладе, что главной его причиной является отрицание традиции. В обсуждении доклада принимали участие М. Г. Слиозберг (он говорил о необходимости преодоления «капиталистической» психики), А. Ф. Келлер (подверг критике положения докладов П. В. Шиловского и предшествующего сообщения А. Б. Волгина как основанных на анализе «мёртвых» предметов), Н. Л. Голеевский (в противовес М. Г. Слиозбергу он считал главной причиной кризисных явлений разочарование человечества в идее государственности), Э. П. Беннигсен и З. Г. Ашкинази (они усомнились в том, что человечество переживает кризис), П. А. Бобринский (настаивал на том, что переживаемый момент истории, как и эпоха Возрождения, — явление кризиса культуры).

В своём докладе 25 февраля 1928 г. «Русское религиозное движение» П. В. Погожев высказал точку зрения, что в начале XX в. русская православная церковь «вышла из 15-векового константиновского периода — эпохи союза церкви с государством и вступила в новый, еще не ясный фазис своего развития». Залог будущего возрождения России докладчик видел в укреплении «церковного сосуда» при условии выхода православия «из плена вопросов кесарских». Выступившие в ходе обсуждения сообщения П. В. Погожева Н. Л. Голеевский и А. Ф. Келлер говорили, что нельзя «отбрасывать» «константиновский период», и критиковали докладчика за увлечение учением о. С. Булгакова, поскольку видели опасность в «разглашении перед широкими массами сокровенных истин всякой религии».

Большая часть других намеченных программой работ Ложи докладов была перенесена на последующие годы.

Следует также отметить, что в 1927 г. Ложа «Северное Сияние» активно занималась разработкой ритуала 3-й степени, чему были посвящены собрания 10 и 30 мая и 16 июня. Объяснение ритуалов этой степени было подготовлено А. Ф. Келлером, К. В. Гвоздановичем, Н. Л. Голеевским и П. А. Бобринским. Традиция проведения инструкционных собраний с объяснением символических действий в Ложе была продолжена и в 1928 г.

В 1928 г. молоток Досточтимого Мастера был передан Адаму Павловичу Беннигсену, который занимал пост руководителя «Северного Сияния» по 1931 г. В этот период существования Ложи значительная часть офицерских должностей переходит от основателей мастерской к масонам, которые были посвящены уже в «Северном Сиянии». В 1929–1931 гг. А. П. Альбрехт занимает посты Секретаря и 1-го Стража, П. В. Шиловский — Секретаря и 2-го Стража, В. К. Жданов — 1-го Стража, Н. Н. Протасьев — Казначея, Г. И. Соболевский — Оратора, Б. К. Краевич — Секретаря.

16 июня 1928 г. В. В. Скрябин прочитал доклад А. Б. Волгина «Русское теософское движение» и свою собственную работу «Теософия», где Кришнамурти и Е. Блаватская были охарактеризованы как «фиктивные» вожди. В ходе обсуждения сообщений выступили Л. В. фон Гойер и Н. Л. Голеевский. Первый не согласился с характеристикой Кришнамурти как авантюриста, а второй считал, что масонам не следует давать оценку теософского движения.

Несомненно, ключевым докладом этого периода существования «Северного Сияния» стал доклад Г. Н. Товстолеса «Евразийство» (9 ноября 1928 г.)

Конечно же, Ложа, в которой живо обсуждались новейшие духовные течения, которая пыталась в условиях кризиса идей генерировать свое собственное видение мировых событий, не могла пройти мимо движения евразийцев, поэтому доклад Г.Н. Товстолеса вызвал оживлённую дискуссию (в ходе его обсуждения выступило 12 братьев). Большинство выступивших в ходе обсуждения доклада отметили либо неопределенность теории евразийцев (А. П. Беннигсен, В. А. Нагродский и др.), либо выступили против этой доктрины (Д. А. Шереметев, С. К. Маковский, А. И. Мамонтов), но были и сочувствовавшие докладчику, например, А. И. Березитский. Следует также отметить, что при разработке программы работ Ложи на вторую половину 1927–1928 гг. первоначально сразу же за сообщением Г. Н. Товстолеса намечался и доклад С. К. Маковского «Возражение евразийству», в котором автор хотел опираться на труды И. А. Ильина, Н. С. Арсеньева, Н. А. Бердяева и др. [Отметим, что труды Н.А. Бердяева критиковались за теософские отклонения от христианства таким видным масоном как П.А. Бобринский]. Назовём и другие «исключённые» из программы, либо непрочитанные доклады: В. В. Скрябин. Церковные распри; Б. К. Краевич. Живая церковь; В. К. Жданов. Русское женское масонство; Младороссы и национал-большевики; С. К. Маковский. Отражение мирового кризиса в искусстве; А. Б. Волгин. Попытки мирового духовного объединения; К. В. Гвозданович, Ж.-Ш.-М. Шампенуа. Католическая реакция.

Особое внимание Ложа уделяла ритуалу, в частности занималась разработкой новой редакции ритуала 2-й степени.

В 1929 г. в Ложе «Северное Сияние» практически не было докладов, можно назвать лишь сообщение (25 мая) Э. П. Беннигсена о масоне екатерининского времени И. В. Лопухине и доклад С. К. Маковского (5 июля) «Антиэстетика Толстого», в котором известный критик объяснял причины «популярности» в СССР «общедоступного» творчества Л. Н. Толстого.

Если в период руководства А. П. Беннигсена для Ложи была характерна напряжённая внутренняя работа, особое внимание к новым посвящениям и ритуалам, то с приходом в 1932 г. на пост Досточтимого Мастера Дмитрия Александровича Шереметева значительное место вновь стало уделяться «зодческим» работам.

Укажем на некоторые изменения в составе Ложи, которые были вызваны переходом ряда членов в новую ложу – Гамаюн.

Из докладов 1932 г. назовем сообщение (13 июня) Р. Ф. Булатовича «Апокалиптические течения в Древней Руси».

Своеобразное возвращение к прежней тематике работ Ложи, отказ от «временных» увлечений нашли своё выражение в следующей декларации мастерской, принятой 22 апреля 1933 г.:

«…Еще в 1927 году Д:.Л:. “Северное Сияние” констатировала наличие Кризиса и подкрепила тогда это утверждение следующими положениями:

1. Л:. “Северное Сияние” имеет целью мас:. раб:. в области современных Русских течений.

2. Относясь с большим вниманием и сочувствием ко всем организациям проф:. мира, работающим на том же поприще, Д:.Л:. “Северное Сияние”, тем не менее, ясно осознает, что отсутствие у них рит:. посв:., объединения и дисциплины град:. системы, а также и символического метода выражения, делает все эти организации слабыми и хрупкими, подверженными случайностям личных и коллективных настроений и влиянию изменчивой обстановки. Соответственно этому, всякое отступление от мас:. формы раб:. самой Л:. — ослабляет эту работу до степени проф:. организации.

3. С другой стороны, в мас:. несомненно еще в значительной степени преобладают идеологии и рационалистические методы 18-го столетия.

4. Между тем, Л:. КОНСТАТИРУЕТ МИРОВОЙ КРИЗИС, разрешение которого намечается в крайнем консерватизме в области духовной и в крайнем радикализме в области материальной.

НЕИЗМЕННО ЛИШЬ ТО, ЧТО АБСОЛЮТНО, НО ПАГУБНО ВОЗВОДИТЬ В АБСОЛЮТ ТО, ЧТО ОТНОСИТЕЛЬНО.

…Сегодня, 5 лет спустя, кризис принял форму общеизвестной действительности — наша Л:. идет далее в поисках ее разрешения.

…С Востока растет мировое объединение ненависти и безбожия, создавшее подлинное воодушевление по кличу: “Ненавидящие всех стран, соединяйтесь”.

На Западе человеческая пыль мещанских себялюбий тщетно ищет “Общности интересов”, прикрывая словами о благоденствии и мире — обман и страх смерти. <…> “Они ищут мир, но мира не будет” — Иезекииль 7-я гл. 25 ст.

В итоге материалистической цивилизации, на пределах социализма и капитализма, — человечество одинаково возвращается к рабству.

Мы верим, что в России, в смертной тоске дважды обманутого народа — рождается новая жизнь.

Мы будем изощрять духовное зрение, дабы уловить первый трепет возвращения БОЖЕСТВА к отвергнувшим ЕГО людям: — подобно тому, как во мраке полярной ночи первое преломление мировых лучей в окружении земли — рождает северное сияние.

…Наша Л:. всегда видела и видит одну из главнейших своих задач в озарении Духовных Истоков происходящего в зерцале Русского сознания.

Пусть слабы наши силы, но мы твердо верим, что вечно будут жить в сердцах наших бр:.бр:. великие заветы Новиковского Мас:., всегда ставившего неизменные основы Царственного Ремесла выше преходящих ценностей профанного мира, и уверены в том, что работники, кои придут нам на смену, продолжат наши Труды и завершат их Во Славу В:. С:. В:.».

К данной декларации присоединилась и ложа Юпитер.

На упомянутом заседании 22 апреля 1933 г. Н.Л. Голеевский предложил включить в ритуал собственную «молитву» «Не нам, не нам, а имени Твоему», что было единогласно поддержано членами Ложи и подчеркивало исконные принципы масонства.

Выделение из «Северного Сияния» новой Ложи «Гамаюн» не ослабило творческого потенциала мастерской. В «Северном Сиянии» наиболее активен был Секретарь (в 1936–1938 гг.) и Оратор (в 1933 г.) Ложи Р. Ф. Булатович, который выступал с докладами «Рим и Москва» (27 мая 1933 г.), «Три века истории христианской церкви» (25 мая 1935 г.), «Критерии добродетели в схоластической теологии» (23 января 1937 г.), «Аввакум Петрович. К вопросу о происхождении Никонианской схизмы» (28 мая и 23 июня 1938 г.) и др. В Ложе до Второй мировой войны также был прочтён ряд докладов о посвятительном значении и символике масонских степеней, о посвятительной традиции, об истории христианства и других религий. Несмотря на то, что Д.А. Шереметева на посту Досточтимого Мастера сменил Григорий Николаевич Товстолес, это практически не повлияло на работы Ложи.

В 1935–1937 г.г. в Ложе были прочитаны также следующие доклады:

1935 г.: 22 июня — В. В. Скрябин. Астрология;

26 октября — В. А. Абакумов. Философия свободного Духа. (Проблематика и апологетика христианства);

1936 г.: 24 октября — П. А. Бурышкин. Русские военные ложи в начале XIX века (на французском языке);

1937 г.: 27 февраля — Н. Л. Голеевский. Буддизм;

27 марта — А. С. Фёдоров. Лик Св. Петра в Восточной Церкви (Св. Пётр и Римская церковь);

11 мая — А. Ф. Келлер. Протестантизм;

28 мая — М. С. Мендельсон. Пророки и народная жизнь (особое внимание докладчик уделил пророкам древних евреев);

14 июня — А. И. Березитский. Храм Соломона;

21 (или 27) августа — Н. Л. Голеевский. Буддизм в его основных чертах;

25 декабря — К. В. Гвозданович. Константин Великий.

В 1938 г. один из лидеров Ложи «Северное Сияние» Николай Лаврентьевич Голеевский после четырехмесячной работы подготовил доклад об особом виде русской религиозности. Подробно осветив вопрос о взаимоотношениях русского народа и правительства в прошлом и настоящем, Н. Л. Голеевский пришёл к следующему выводу:

«Средостение между правительством и народом, в некоторой степени существующее везде, есть сфера действия Т<айных> О<бщест>в, служащих посредниками между свободою народа и необходимостью власти. Эта сфера постоянна и обширна в России.

Однако, принимая во внимание, что элементы порядка и принуждения, т. е. элементы власти постоянно представляют собой западную цивилизацию, а элементы анархии и свободы, т. е. народ являются стихией восточной, Мас<онство>, как исторический продукт западной цивилизации, всегда рискует остаться чуждым народу, как явление западное, и даже ненавистным, как несущее в себе начала формы и дисциплины <…>

Только путем основной переработки форм Мас<онства> в соответствии с народными, восточными мистическими и посвятительными настроениями и не как “барская затея”, а как антитеза власти, можем мы рассчитывать быть приемлемы русскому народу».

Из докладов в Ложе в 1938 г., наряду с указанным выше сообщением Р. Ф. Булатовича об Аввакуме, известен также доклад Г. И. Соболевского «Творчество и посвящение по символике 2-ой степени» (27 декабря).

Большое внимание Ложа уделяла принципам регулярности. Перед масонским Конвентом, 3 мая, Н.С. Муравьёв высказался за соблюдение всех принципов первой масонской конституции, а 26 октября Ю. Л. Макеев выступил с «Толкованием § 1 Конституции Андерсона».

В 1939 г. в Ложе «Северное Сияние» были прочтены следующие доклады:

28 января — П. А. Бурышкин. Компаньонаж. Странствующие подмастерья в Европе;

4 марта – Н.С. Муравьёв. Гностики и Гнозис;

25 марта и 22 апреля — А. Ф. Келлер. Внутренний смысл 3-го градуса;

24 июня — П. А. Бурышкин. Легенда (История) 3-го градуса (степени).

Духовные поиски членов Ложи были выражены в слове Досточтимого Мастера Г.Н. Товстолес от 22 апреля 1939 г. к Братьям:

«Задание Л. “Сев. Сияние” было и есть образование незыблемого эзотерического центра Богосозерцания и лишь и только через него построение внешней периферии миросозерцания.

Хотя слова “Вел. Стр. Вс.” есть символ, в который вкладывается различное содержание, но мы, бр.бр. Л. “Сев. Сияние”, собраниями нашими славим то значение этих слов, которое нам всем — членам Церкви Христианской — близко и понятно, т. е. для нас имя В. С. В. есть одно из имен Божиих в обычном религиозном значении этого слова.

Мы все христиане. Однако это не значит, что мы не признаем иные религии и не соблюдаем мас. принципы, — наоборот, мы их утверждаем, полагая, что каждая отдельная ложа имеет свои задания и цели и представляет собой некую свободную соборную личность среди других таковых же, и так как мерилом для каждого человека является совесть — закон, пребывающий в сердце нашем, — для нас этот закон есть христианство. Это печать, наложенная на нас по воле Божией, и лишь только отсюда мы и можем исходить в нашем мас. и вообще человеческом делании [Примечательно, что один из членов Северного Сияния — Б. В. Жданов — стал впоследствии протодиаконом].

Мы русские. Мы члены той нации, которая впитала в себя разные народности, создавая самобытную духовную культуру, и для которой все разноплеменные предки Великой Земли нашей — по старому русскому выражению — суть отчичи и дедичи, т. е. для нас Россия не только родина, но и отечество, и мы убеждены, что, сосредоточив все свое внимание на отёсывании нашего русского камня, тем самым внесем в общечеловеческую сокровищницу не распыленную, но полновесную ценность».

Основные «линии работ» Ложи были отмечены в отчете Оратора Б. К. Краевича к 20-летию существования «Северного Сияния» (1924–1944 гг.). Он в частности сказал:

«За весь этот период Л:. стремилась к постижению эзотерических истин, скрытых в символах, и утверждению бр:. цепи с постоянной мыслью о нашей Родине, куда мы хотели нести свет посвящения, восстанавливая прервавшуюся работу Новикова и фр:.мас:. Екатерининского и Александровского периодов.

Поэтому, как добрые каменщики, бр:.бр:. Л:. не ограничивались исканием отвлеченной истины. Взор их постоянно обращался к проблемам текущего дня, и они неустанно констатировали, что только посвятительный путь в состоянии осветить эти проблемы и найти ту духовную сущность событий, которая ускользает от проф:. взора <…>. В поисках положений, утверждающих духовный консерватизм, Л:. посвящала ряд докладов изучению религии и посвятительных обществ, уделяя особое место духовным течениям в России и особенно ярким моментам из истории Правосл. Церкви.

Эти доклады выявляли то неизменное духовное начало, которое, проектируясь в относительном материальном плане, обусловливает разные культуры и человеческую историю.

Кризис при этих условиях вырисовывается как потеря ориентации; потеря же способности к ориентации, по словам <…> бр:. Гвоздановича, есть катастрофа.

Чтобы не быть голословным, я приведу несколько названий докладов, в которых все вышеуказанное развивалось, не перечисляя их всех, так как за истекший период их было около ста.

О кризисе (бр:.бр:. Голеевский, Шиловский, Волгин);

О буддизме (бр:.бр:. Э. Беннигсен, Мордвинов, Скрябин и Голеевский); <…>

Китайские Посв:. Общ:. (бр:. Гойер);

Рим и Москва (бр:. <…> Гвозданович);

Атлантида (бр:. Абакумов);

Эсхатологические настроения в Древней Руси (бр:. Булатович) <…>;

Русское старчество (бр:. Протасьев) <…>

Другая серия докладов была посвящена изучению вопросов более близких нашей эпохе и особенно касающихся России, как например: <…>

Прибалтийские страны (бр:. Клягин);

Пятилетка (бр:. Клягин);

Современное положение церкви (1933 г., бр:. Фёдоров);

Митрополит Сергий (бр:. Товстолес);

Современное человечество и его духовные взгляды (1934 г., бр:. Гвозданович);

Достоевский как апостол народного православия (бр:. Бренстедт) <…>.

Говоря о докладах, я не могу не упомянуть вскользь, что целый ряд их был посвящен вопросам символики и ритуала, а также истории Орд:. В:. К:. вообще и русского в частности (бр:. Бурышкин).

Из этого краткого обзора видно, что наши работы протекали в двух основных направлениях — консервативно-духовном и относительно историческом, что дало возможность… в 1937 году бр:. Беннигсену утверждать, что “мы остались верными традиции нашей Л:. — изысканию спиритуальности и истины в преданиях всех религий — и если мы строим Храм, то нет Храма без Святилища и что в Храме Человечества это святилище есть скиния духовности и истины”.

<…>В плане жизненно-историческом все взоры наши были направлены на Россию. На Россию прошлого! Настоящего! И будущего! На единую Россию!».

Работы Ложи продолжались и в 1940 г., когда Н.С. Муравьёв выступил с программным заявлением о характере работ Ложи.

Из морального отчёта Оратора Ложи «Северное Сияние» за 1945 г. известно, что до 1944 г. Ложа провела 247 заседаний. Помимо 19 основателей к работам ложи присоединилось 13 вольных каменщиков из других мастерских и было проведено 60 новых посвящений (всего, таким образом, членами Ложи до 1944 г. были 92 масона). За это же время скончалось четверо братьев (Н. В. Чайковский, А. И. Мамонтов, А. П. Альбрехт и Н. Н. Рауш фон Траубенберг), вышло в отставку и было исключено 57 человек. Иными словами, к концу Второй мировой войны в «Северном Сиянии» формально числился 31 масон.

Ложа «Северное Сияние» — наиболее яркая по своей индивидуальности мастерская в русской эмиграции — во многом определяла общее развитие русского масонства в 1930–1940-е гг.

До Второй мировой войны собрания Ложи проводила в Париже в русском масонском доме на улице Иветт, после войны в помещении Великой ложи Франции на улице Пюто. Ложа была восстановлена после войны Г. Н. Товстолесом 24 апреля 1945 года. В 1946—1948 годах часто проводила совместные собрания с Ложей «Лотос». В 1958—1959 годах часто собиралась на квартирах членов Ложи, затем фактически прекратила свою активную деятельность. Формально Ложа «Северное Сияние» работала по 1965 год.

Эта Ложа была не только по вере своих членов, но и по всему своему характеру сугубо и подчеркнуто христианской, даже можно сказать глубоко и проникновенно православной. Численность ложи за 41 год (с 1924 по 1965) составила 119 масонов.

6 октября 2020 года началась новейшая история Д:.Л:. «Северное Сияние». В этот воистину знаменательный день на 97-м году после создания была проведена торжественная регулярная церемония реинсталляции Д:.Л:. «Северное Сияние» в составе ОВЛР 1921, Ложе был присвоен номер 2 в реестре Лож ОВЛР 1921 и выдан Патент ОВЛР 1921.

Это стало возможным благодаря преемственности, данной Великой ложей Франции Объединённой великой ложей России.

23 июля 2020 года Федеральный Совет Великой Ложи Франции на своем пленарном заседании единодушно проголосовал за Декрет, объявляющий прямую линию происхождения Объединенной Великой Ложи России (ОВЛР) от русскоязычных Русских Лож Великой Ложи Франции, а также восстановление для Объединенной Великой Ложи России ее законного титула 1921 года.

Французскими Братьями были проведены исследования и анализ архивов Великой Ложи Франции в период с момента создания первой Русской Ложи “Astrée 495” в 1921 году, создания «группы Русских Лож», предназначенной для координации работы указанных Лож, в том числе Ложи «Северное Сияние», создания Великой Ложей Франции новых Лож, начиная с 1991 г. и до посвящения Великой Ложей Франции Объединенной Великой Ложи России в октябре 2008 года, которые показали несомненное существование прямой линии, которая объединяет Русские Ложи Великой Ложи Франции 1920-х годов с нынешней Объединенной Великой Ложей России.

Таким образом, в 2020 году работы Достопочтенной Ложи «Северное Сияние» были возобновлены и продолжены после многолетнего перерыва.

«Список членов Ложи «Северное Сияние» в 1924 – 1965 гг.»