Jump to content

Зелот

Масоны
  • Posts

    4,166
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    70

Everything posted by Зелот

  1. Так а что тут долго искать-то? Поэма "Региус", 5-я статья: "The fifth article is very good, So that the 'prentice be of lawful blood; The master shall not, for no advantage, Make no 'prentice that is deformed; It is mean, as you may hear That he have all his limbs whole all together; To the craft it were great shame, To make a halt man and a lame, For an imperfect man of such blood Should do the craft but little good. Thus you may know every one, The craft would have a mighty man; A maimed man he hath no might, You must it know long ere night". (с оригиналом: http://reunir.free.fr/fm/oldcharges/regius_3.htm) Краткое изложение на русском: http://www.freemasonry.ru/Publications/points.html Сейчас перевожу установления Шотландского Устава образца 1802 г. (включающие первые 3 градуса и общие регламенты), там еще есть подробные ограничения на прием калек: отдельно указываются в качестве причин отказа в приеме отсутствие любого члена тела, слепота "даже на один глаз" и глухота, хотя допускается прием с "незначительными уродствами" (deformity), например, отсутствующими пальцами). Это оперативная традиция, и пусть в наше время совершенно отмершая, но имевшая место и бывшая одним из официальных, писаных и важных правил.
  2. Согласен, с Вами в том, что списки знаменитых масонов выполняют, в основном, роль пиара, хотя у масонов и есть на это причина: они вынуждены постоянно оправдываться перед всеми, что-то кому-то доказывать, объяснять, что они белые и пушистые, а такой довод очень хорош. Другое дело, что лично я с этим принципом не согласен в корне. Никому ничего не нужно доказывать, думаю лично я, и класть с прибором на всех критиков, ну если только огрызаться можно, - но не оправдываться. Поэтому и выражаю согласие.А формально основание тут одно: имена умерших оглашаем относительно свободно, имена ныне живущих - только по их собственному желанию.
  3. МасоныКГБ начал эту кампанию с помощью доктора исторических наук Николая Яковлева. В 1974 году в издательстве "Молодая гвардия" вышла его книжка "1 августа 1914 года". В ней февральская революция и свержение монархии изображались как заговор масонов, ненавидящих Россию и решивших погубить великую державу.Историки-марксисты схватились за голову. В журнале "Вопросы истории КПСС"подготовили разгромную рецензию, где говорилось о "фальсификации ленинских взглядов". В последний момент пришло указание снять статью из готового номера. Историки не могли понять: кому же под силу опрокинуть советскую историческую науку?"Появлением этой книги, - писал сам Яковлев, - российская историческая наука обязана Ю. В. Андропову, начатым им и незавершенным политическим процессам".Тут надо сделать небольшое отступление и рассказать историю самого Яковлева. Постановлением Совета министров от 31 декабря 1951 года заместитель военного министра маршал артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев был снят с должности. Вместе со своими подчиненными, ведавшими принятием на вооружение новых артиллерийских систем, он был обвинен в том, что закрыл глаза на недостатки новых 57-мм автоматических зенитных пушек.В конце февраля 1952-го его арестовали.Досталось и сыну маршала. Николай Яковлев-младший тоже был арестован и просидел около года. Смерть Сталина принесла свободу и отцу, и сыну.Арест не прошел для Яковлева-младшего бесследно. Николай Николаевич занимался историей, защитил докторскую диссертацию. Но считал, что ему не доверяют. Он обратился за помощью к человеку, который помнил его отца, - секретарю ЦК по военной промышленности Дмитрию Федоровичу Устинову. Тот переадресовал Яковлева к Андропову.Председатель КГБ принял историка."Любезный и обходительный Андропов, - вспоминал Яковлев, - не стал слушать моих жалоб, а затеял разговор о жизни".Потом Андропов переправил Яковлева генералу Бобкову. И с той поры Яковлев стал "захаживать" на Лубянку, беседовать с Андроповым и Бобковым. О чем же беседовал с Яковлевым председатель КГБ?"Юрий Владимирович, - писал Яковлев, - вывел, что извечная российская традиция - противостояние гражданского общества власти - в наши дни нарастает. Чем это обернулось к 1917 году для политической стабильности страны, не стоит объяснять. С пятидесятых тот же процесс, но с иным знаком, стремительно набирал силу. Объявились диссиденты. Андропов многократно повторял мне, что дело не в демократии, он первый стоит за нее, а в том, что позывы к демократии неизбежно вели к развалу традиционного российского государства. И не потому, что диссиденты были злодеями сами по себе, а потому, что в обстановке противостояния в мире они содействовали нашим недоброжелателям, открывая двери для вмешательства Запада во внутренние проблемы нашей страны".Если бы профессор Яковлев изучал не американскую историю, а отечественную, он бы увидел, что такие же беседы российские жандармы вели с революционерами.Иногда они преуспевали - тогда революционер соглашался сотрудничать с полицией. Конечно, для этого нужна некая предрасположенность: не только страх перед властью, но ненависть и зависть к окружающим, комплекс недооцененности, желание занять место в первом ряду...Судя по записям Яковлева, из Андропова, хоть он и дня не был на оперативной работе, мог бы получиться вполне успешный вербовщик."Председатель, посверкивая очками, - писал Яковлев, - в ослепительно-белоснежной рубашке, щегольских подтяжках много и со смаком говорил об идеологии. Он настаивал, что нужно остановить сползание к анархии в делах духовных, ибо за ним неизбежны раздоры в делах государственных. Причем делать это должны конкретные люди, а не путем публикации анонимных редакционных статей. Им не верят. Нужны книги, и книги должного направления, написанные достойными людьми".После долгих бесед с Андроповым и генералом Бобковым, начальником пятогоуправления КГБ, Яковлев написал книгу "1 августа 1914 года".Материалы о мнимых кознях масонов, в том числе фальсифицированные чекистами протоколы допросов бывших деятелей Временного правительства, автору вручил генерал Бобков.Вот таким образом КГБ осуществил свою идеологическую операцию.Книга Николая Яковлева была сигналом к тому, что можно смело винить во всех бедах России масонов и евреев и что такая трактовка поддерживается высшим начальством. Критиковать книгу Яковлева не позволялось.Общество отвлеклось от обсуждения жизненно важных проблем страны, оказавшейся в бедственном положении, и занялось увлекательным делом - выяснением, кто из деятелей нашей истории был евреем и масоном. Но тем, кто выходил из рамок, били по рукам. Наказывали тех, кто пытался создать нечто вроде организации, и тех, кто говорил, что Брежнева нужно убрать из Кремля, потому что "у него жена еврейка". Нападки на генерального секретаря не прощались. Тут Андропов был непреклонен.Все остальное дозволялось.Советский Союз разрушался отнюдь не усилиями либерально настроенных диссидентов.Многонациональное государство подрывали крайние националисты, занимавшие большие посты в партийно-государственном аппарате.Красный воин (Москва), 16.08.2005, Номер выпуска: 149Леонид МЛЕЧИН, Загадочный Андропов
  4. Володя, теперь на правах администратора я Вам совершенно серьезно говорю: или Вы перестаете флеймить и выражаетесь кратко, по существу и без агитации, или лично я Вас отсюда удаляю. Первое предупреждение.
  5. Да в принципе, фиксированных сроков нет. Обычно все происходит по взаимной договоренности двух сторон - кандидата и "собеседника". Как договорятся, так и встретятся. Только потом уже, для опроса в открытой ложе, вступает в действие фактор времени (следующее назначенное собрание). Ведь смысл здесь не в выдерживании определенных сроков, а в наличии нескольких мнений об одном и том же человеке.
×
×
  • Create New...