И снова о смерти

25 posts in this topic

Posted

Вот ввиду этого ныне широко распространенного в Сети текста

http://valkorn.livejournal.com/457932.html

снова забеспокоился, что мы все думаем о смерти. "Конечно", её нет. "Конечно", это лишь точка перехода. Конечно, существуют целые социальные группы, возводящие смерть, точнее атрибуты смерти, в культ. Здесь можно говорить как о современных готах, так и о совершенно готических готах периода расцвета Готики :) В частности, давно не дает мне покоя тема монастырских и светских костниц.

Так вот что же такое смерть - для каждого из нас, и меняется ли что-то в ее осознании от того, вступил человек в Братство или нет?..

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Интересный факт, что ангел смерти, в ортопрактической религии Иудаизме, который наблюдает за умирающим, отделяет душу от тела и принимает души умерших носит имя Азраил, что в переводе озночает Б-г помог.

Иудаизм признает существование реинкарнации, где каждая душа, приходя в Мир, должна выполнить некую возложенную Б-гом на нее задачу по исправлению себя или чего то еще. Я усматриваю параллель с масонской символической смертью, когда умирает профан и рождается масон, это тоже реинкорнация для исправления себя или чего- то еще.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Смерть-реинкарнация души ?

Сравнима ли смерть человека с выключением электроприборов (простите за грубое сравнение)?

В Библии сказано,что человек жил более 300 лет.

Для верящих в "зеленых человечков" скажу одну теорию :достаточно сделать один укол с вирусом модифицирующий генный код и человека можно заставить жить до 100 лет,а последующий материал будет носителем модифицированного кода.

Жизнь после смерти-жизнь ли в прямом смысле?

Человек только вступает(или пытается вступить) на путь понимания самого себя.Человек возомнил себя венцом природы,но не понял своего места вней ибо жизнь коротка(как и память).

Я усматриваю параллель с масонской символической смертью, когда умирает профан и рождается масон, это тоже реинкорнация для исправления себя или чего- то еще.
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вот ввиду этого ныне широко распространенного в Сети текста

http://valkorn.livejournal.com/457932.html

снова забеспокоился, что мы все думаем о смерти. "Конечно", её нет. "Конечно", это лишь точка перехода. Конечно, существуют целые социальные группы, возводящие смерть, точнее атрибуты смерти, в культ. Здесь можно говорить как о современных готах, так и о совершенно готических готах периода расцвета Готики :) В частности, давно не дает мне покоя тема монастырских и светских костниц.

Так вот что же такое смерть - для каждого из нас, и меняется ли что-то в ее осознании от того, вступил человек в Братство или нет?..

Гадкай, надо сказать, текстишко. И картинки гадкия, и ваще полное безобразие. А вот тема интересная, только вот никак не могу понять, почему костницы-то не дают покоя :) Они ведь для совершенно обратной цели предназнались :) Вспомните, что великие поэты сутками просиживали на кладбищах, размышляя о смысле и бренности нашей жизни в этом суетном материальном мире. И пресловутые черпа на дубовых столах великих алхимиков, философов, герметиков etc. С тем же, вероятно, подтекстом. Моему сердцу безмерно дорог Ново-Афонский монастырь на Кавказе, основанный на месте древнего христианского города (близ него жил и принял мученическую смерть брат Христов по плоти, потомок Дома Давидова, Святой Апостол Симон Кананит - "иже Зелот именуется" :) ). Так вот там монахи, находившие в древних подземных склепах человеческие черепа, складывали в их в специальные каменные ниши в своей монастырской костнице, над коими начертали мудрое изречение: "Мы были, как вы, а вы будете, как мы". Эта костница, как видим, имела явное духовно-воспитательное назначение. Потом пришли большевики и, естестно, все черепа повыкинули, а изречение безжалостно отодрали (в прямом и традиционном смысле этого слова). Но большевики, конечно же, исключение. А вообще человеческому роду свойственно с почтением относиться к останкам пращуров. Послушаем великое "наше все" (и "вольного каменщика" по совместительству, любезно сочинившего мне подпись для данного Форума):

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу -

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века,

По воле Бога самого,

Самостоянье человека

И всё величие его.

Животворящая святыня!

Земля была б без них мертва,

Как бесконечности пустыня.

И как алтарь без Божества.

А вообще об этом можно говорить практически бесконечно. Если кому интересно, давайте посовещаемся более детально. Были ведь и средневековые театральные мистерии-миракли с известным всем без исключения гротескным образом Смерти в балахоне с косой (в них принимали участие оперативные "вольные каменщики" той эпохи), были христианские реликвии-мощевики, были тибетские ритуальные трубы-канлинги из бедренной человеческой кости, были буддийские четки для практики Чод из ста восьми бусин (каждая делалась из сокровенной маленькой "неуничтожимой" косточки, взятой у основания человеческого черепа), были особые медитации йогинов на пепелищах погребальных костров, были поражающие воображение практики православных схимников, уходивших живьем в могилу, было и много чего еще. Интересно?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Гадкай, надо сказать, текстишко. И картинки гадкия, и ваще полное безобразие. А вот тема интересная, только вот никак не могу понять, почему костницы-то не дают покоя B)

Конечно интересно. Только вот всё это вместе у меня по совершенно конкретному поводу. Я вижу некую профанацию самого понятия в культе смерти в хотя бы латиноамериканском католицизме, в местных тамошних культах, в Европе после 30-летней войны. Поэтому мало удивляюсь скелетикам-брелокам и вот таким вот книжкам.

В костнице в Кутной Горе мне вот буквально 3 недели назад ставили аудиоэкскурсию, кассету с записью голоса 10-летней, максимум, девочки, которая начинала со слов "Здравствуйте! Мы - кости! Мы лежим тут и ждем ваших костей...". и пр, жалобно так жалобно.

Философское наполнение понятно, очевидно и не вызывает возражений. Но вот что мне не дает покоя - так это не десакрализируем ли мы само понятие смерти такими вокруг него нагромождениями символики и высокого искусства. Ведь в итоге это приводит к именно таким книжкам и главное - именно к такому отношению к понятию новых поколений.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вообще на эту тему очень хорошо и метко высказывался Е.В. Головин.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мерзкая вещица...брр B) и картинки какие-то отвратительные. Культ смерти, как и культ чего-либо вообще, на мой взгляд, вещь неправильная: "Не сотвори себе кумира".

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Конечно интересно.

Однако же, зря Вы это сказали... От щас-то Bartlbe и понесет :)

Только вот всё это вместе у меня по совершенно конкретному поводу. Я вижу некую профанацию самого понятия в культе смерти в хотя бы латиноамериканском католицизме, в местных тамошних культах, в Европе после 30-летней войны. Поэтому мало удивляюсь скелетикам-брелокам и вот таким вот книжкам.

Да? А я все еще, наивный, книжкам таким удивляюсь :) Ну, неужели кому-то хватает (или наоборот - не хватает) ума создавать такие "шедевры". У нас в узком литературном кругу споры о "чернухе" доходят порою до кулаков. 70% знакомых мне очень молодых писателей и поэтов пишут исключительно на тему смерти и суицида. И как пишут? Так, что аж подташнивает, когда слушаешь и читаешь. До омерзения, в общем. Потом удивляются, почему их не печатают и не читают, начинают распространять свое "творчество" исключительно по подъездам, в кругу такой же неустоявшейся духом молодежи. Я им говорю: "Что вы, скоты, делаете? В вашем поколении складывается не литературная среда, а сплошная грязелечебница без малейшего терапевтического эффекта". А они мне: "Нормально все, Bartlbe. Мы так самовыражаемся. Мы ж потерянное поколение, чё ты от нас ваще хочиш?" Сколько уж можно "терять поколения", трам-тарарам? Буквально теряюсь в догадках :) Я им говорю: "Можно же иначе писать о смерти, если эта тема так Вас интересует и в своем далеко непреклонном возрасте Вы стремитесь уже о душе подумать?!"

Есть один потрясающий текст. Написал его в начале XX века известнейший тогда на всю Россию ставропольский писатель Илья Сургучев. Тексты у него герметичные, символические и даже мистические, потому как досточтимый Илья Дмитриевич был глубоким востоковедом. Красной нитью через все его тексты проходит тема если не прямо масонская (это слово он употребляет только единожды в эмигрантской повести "Детство императора Николая II"), то уж точно глубоко инициатическая, тесно связанная с аутентичными посвятительными традициями Запада и Востока. Сургучев был близко знаком и даже поддерживал местами очень теплые дружеские отношения с известными Вольными Каменщиками своей эпохи - с Ковалевским, Овсянико-Куликовским, Горьким, Амфитеатровым, Немировичем-Данченко и др. Сегодня этот писатель практически неизвестен широкой публике (за исключением разве что вышеупомянутой повести, растиражираваной в аудио- и печатном вариантах российским православным андеграундом, и пары пьес, которые ставятся десятками театров у нас и за рубежом). Сургучев в поразительно лаконичной и "закрытой" манере отразил давнее преемтсвенное присутствие масонской и герметической традиции в нашем когда-то славном кавказском городе. Так вот, его чарующий старинный текст о таинстве смерти называется "Черная тетрадь". В ставропольских герметических кулуарах его называют "Книгой Мертвых" Северного Кавказа. Это неслучайно, потому что сама повесть начинается с отсылки к этому древнему сакральному тексту:

"Рассеянно читаю книгу о древнем Египте и рядом с собой кладу цейсовский бинокль. Читаю, что древнему египтянину было запрещено обижать раба, отнимать молоко от рта ребенка, нажимать на гири весов, истреблять животных на их пастбищах, ловить рыбу, когда она спит и не может защищаться. Думаю о том, что эта культура была, может, высшей из всех культур, существовавших и существующих..."

Далее разворачивается потрясающая чуткий дух мистерия жизни и смерти, в которой тонкие духовные вибрации горячих молодых сердец утопают в крови гражданской войны и пролетарской революции.

"Есть у человека одно чувство, которое обычно называют инстинктом. Инстинкт, – что это такое? Я не знаю научного его определения, но так много знаю примеров, когда инстинкт предсказывал человеку судьбу его. На войне я был свидетелем многих случаев, когда человек за несколько дней точно предсказывал свою смерть, хотя обстановка в тот день совершенно, как будто, исключала всякую возможность опасности. Знал людей, которые с песнями и шутками бросались в самые страшные атаки и только потому, что ЗНАЛИ, что они останутся живы. На это у них были свои приметы. А инстинкт массы – еще вернее, еще безошибочнее, чем инстинкт отдельного человека. Особенно характерные примеры предугадывания событий массою были опять-таки на войне: после Сарыкамышских боев нас отдельными батальонами разбросали по огромному фронту Северной Турции с заданием наблюдать за всеми более или менее проходимыми дорогами, ведущими к нашей границе. Приказы высшего начальства и сама обстановка на всех фронтах говорили за то, что мы надолго заброшены в горные, занесенные снегом трущобы, но казаки упорно твердили, что мы здесь простоим недолго и весьма неохотно исполняли приказания – рыть землянки и приспосабливать под жилье разрушенные сакли. Как-то я спросил своего взводного урядника, почему он со своим взводом не устраивается, а мерзнет с ними в снегу, когда нам стоять здесь, по крайней мере, до весны?

– Никак нет, ваше высокоблагородие, – ответил урядник: – мы не будем здесь стоять до весны.

– Но почему?

Урядник замялся немного и, не глядя на меня, ответил:

– Потому что нам стоят теплый край и море.

– Какой теплый край? Кто это говорит?

– Все говорят, – уклончиво ответил урядник.

Так и случилось: неожиданно для командиров частей нас сняли с позиций и перебросили в Батум. В Батуме начали спешные работы по подготовке десанта в Турцию. А казаки только посмеиваются:

– Не бывать этому десанту. Должны еще Галиции отведать.

В Севастополе, накануне нашей посадки на пароходы, приехал Царь и после смотра, обращаясь к казакам, сказал:

– Желаю вам благополучно переплыть море. А там, когда высадитесь, я за вас спокоен.

– Ну что, – говорю я после казакам: – варите теперь, что десант будет? Сам Царь сказал это.

– Никак нет, в Галицию нам дорога, – сумрачно ответили казаки.

На другой день, после отъезда Государя, нас посадили в вагоны и отправили во Львов..."

Такая вот удивительная повесть, сюжеты которой полностью взяты из реальной жизни. Повесть о том, что человеку предначертано, где его душа и какая она есть, что испытывает он в минуту ухода и что оставляет здесь после себя.

Ведь можно же и о смерти писать хорошие книжки! Вовсе не профанацию, а серьезные экзистенции, ведь тема чрезвычайно серьезная. А тут и правда, что сплошная профанация... Не хорошо это как-то. Хотя в юности у меня тоже был брелок в виде красного скелетика :P А еще череп размером с мелкое яблоко, вырезанный старшими товарисчами из прекрасного грушевого дерева по моему упоному настоянию. До сих пор на книжной полке стоит - реликвия детских духовных исканий. Очень скажу сакральная была для меня весчь. А знаменательное Memento Mori стало девизом едва ли не с пеленок B)

В костнице в Кутной Горе мне вот буквально 3 недели назад ставили аудиоэкскурсию, кассету с записью голоса 10-летней, максимум, девочки, которая начинала со слов "Здравствуйте! Мы - кости! Мы лежим тут и ждем ваших костей...". и пр, жалобно так жалобно.

А где это Кутная Гора? B) Где-нибудь в Польше? И что там за костница? Если можно, поясните, пожалуйста, для тех (тип меня), у кого плохо с историко-географическими остаточными знаниями :)

А ваще все это вот, я думаю, отчего. Современная массовая культура возвела непроницаемую стену между собой и многими естественными проявлениями неумолимого бытия. Войн (Слава Б-гу!) практически не происходит, а если происходят, то вдали от подрастающего поколения, которое попадает под массовую эвакуацию. Это, конечно, очень гуманно, но не так, как раньше, и этим многое объясняется. Люди не видят смерть. Современные родители часто не берут детей на похороны. Растущий человек знает о смерти очень смутно, а так как в виде архетипа это сидит в его сознании и постоянно не дает ему покоя, начинается неаутентичная рефлексия, выражающаяся в массовом молодежном писании и размышлении о смерти и суициде. Наконец, некоторые стремятся во что бы то ни стало узнать, что же такое смерть, а так как массовая культура не оставляет ни единого шанса постигнуть это величественное понятие бытия иначе, как только на своем опыте, то мы и имеем с Вами самую масштабную статистику юношеских суицидов за всю историю человечества. Вы знаете, в этом кроется занимательный парадокс. Традиционная культура прячет от детей интимную сторону человеческих отношений, но не ограждает их от лицезрения смерти. Современное постиндустриальное общество делает все наоборот. Что же в итоге? Повальное очень раннее начало половой жизни и шокирующая статистика молодежных суицидов. И то, и другое, согласитесь, плохо. Все потому, что в нашем нынешнем мире, существующем под началом трансконтинентальной корпорации "Золотой телец" (дочернее предприятие ООО "Рога и копыта", ген. директор г-н Chertovsky), сущность всех естественных вещей поставлена с ног на голову. Генон называл это "царством количества и знаками времени". Такие книжки, как эта (не Сургучев, естесно, а энциклопедия смерти в картинках) тоже ведь своеобразные "знаки времени". Повальная молодежная писанина о смерти и суициде - явление того же рода. Свое видение причин Bartlbe коротко обрисовал выше.

Что же в такой ситуации делать? Не устраивать же каждые десять лет войну в духовно-образовательных целях и не транслировать же картины смерти по телевидению в программе "АБВГДейка". Традиция имеет свой культурный рецепт, надежно испытанный временем. Ни для кого не секрет, что в больших городах упомянутая печальная статистика гораздо ниже, чем в глубинке. Все дело в том, что в провинции еще сохраняется весьма древнее обыкновение посещать кладбище всею семьей и совершать нехитрые ритуалы поминовения мертвых. Для детей это очень важно. У нас в Ставрополе это делают почему-то на Пасху, в центральной полосе, как правило, на Красную Горку. Один мой друг, перебравшись в Москву на ПМЖ (в связи с поступлением в столичный ВУЗ) был очень удивлен, что жители мегаполиса не ходят в Пасху на кладбище. На первых курсах, говорит, душа не выдерживала всеобщего безразличия к привычным традициям "Светлого Дня" и сильно тосковала. Он ехал и сидел один, "как дурак" (по его собственному выражению) с апельсиновым соком и крашенными яйцами (в приличном, прямом и традиционном смысле этого слова) на Ваганьковском у могилы Высоцкого. Потому что такое воспитание, здоровое провинциальное отношение к памяти, сакральному календарю, традициям, к жизни и смерти, наконец.

В творениях Найта и Ломаса, многократно осмеянных Вами, многоуважаемый господин Зелот (только не в обиду, а на уровне здоровой полемики), описана замечательная традиция рожать наследников "царской крови" в мегалитических склепах ушедших вождей. Есть о чем подумать, не правда ли? Таких ритуалов, связывающих рождение человека и его интеллектуальное становление с культом смерти, который в свою очередь тесно связан с сакральной астрономией, эзотерической архитектурой, великими календарными циклами и мало ли с чем еще, у древних было превеликое множество. В виде сильно изменившемся, но сохранившем свою первоначальную суть, эти ритуалы все еще живут в сегодняшнем провинциальном кругу. То, что население постиндустриальных мегаполисов их совершенно от себя отринуло, губит тамошнее общество на корню. Окак :(

У меня тут буквально через дорогу похоронены отец и брат Елены Петровны Блаватской (народ, наверное, уже смеется во всю, но это действительно потрясающий город!). Старинное церковное кладбище сильно порушили большевики (но кое-что все же осталось), а сейчас на их костях построена православная гимназия и строятся еще какие-то поповские душеспасительные учреждения. Пару дней назад об этом даже сюжет на на всю Россию прошел, по НТВ, но едва ли от этого будет какой-нибудь толк :( Да, ладно - тема совсем о другом. В очерке "Китеж" (постигая неимоверно глубокий сокровенный символизм этого текста, до сих пор перечитываю его с неописуемым волнением и душевным трепетом) Илья Сургучев рассказывает, как в детстве ходил с мамой на это самое кладбище. Эти традиционные поминальные походы имели для него тогда поистине инициатический смысл. Текст прекрасно иллюстрирует значение "культа смерти" для детского сознания, находящегося на этапе своего становления:

"После разговен мы с матерью бежим на свидание к отцу, бежим по бульвару мимо Тифлисских ворот.

О, это кладбище провинциального не шумного города, где все могилы известны тебе, как дома на главной улице. Оно к великому дню вычищено, деревья – в цвету, все холмики со вчерашнего дня усыпаны фиалками и ранними тюльпанами. Тихо и призрачно горят огни намогильных лампад и свечей, вставленные в садовые фонарики, – какой мир, какая отрада, какая примиренность со смертью, вера в будущее воскресение, преклоненная голова перед последним всерешающим судом, – печаль и воздыхание и какая мечта о жизни бесконечной! И думаешь: сколько поэтов все-таки прошло по земле!

Проснувшиеся озябшие птицы, разговаривая меж собой, как в опере, поют свои диалоги. Тишина. Лежат люди головой к востоку и думаешь: а вдруг там, под землей, происходят вещи, о которых даже и подумать нельзя? А по насыпи, огибая кладбищенскую стену, тихо ползет со станции Кавказской пустой состав товарного поезда и делается невыразимо жаль будничного кондуктора, приютившегося с флажком на последней площадке. Около наших могил поставлена садовая решетчатая скамья: мы сидим на ней вдвоем с матерью. Только что мы катали красное яичко по надгробным плитам, и оно с сухим треском подпрыгивало на выпуклых буквах. Мы одинаково с матерью любим того человека, который зарыт здесь: моего отца. И нам кажется, что это он посылает нам утренний, густой, как масло, воздух, которым дышит благодатная северокавказская черноземная степь. Где-то начинает ворожить солнце и от постепенно прибывающей с востока светлости, из которой скоро сделается свет, кажется, что воздух разжижается и меняет свой запах: начинают оживать и дышать цветы и молодая еще глупая трава, и над нашей головой явно просыпается молодая яблоня, невеста неневестная. Вокруг нас – бесконечное царство Креста, дошедшего сюда с Голгофы, и земля, пропитанная слезами.

Наш участок густо заселен дедами и только около отца есть свободное место. Мы говорим с матерью о том, кто из нас имеет больше прав на это последнее место: я или она?

– Я лягу здесь, – твердо говорит мать, – потому что я была его женой и прожила с ним счастливо тридцать пять лет.

– А я – его сын, – возражаю я, – на это место я имею больше прав.

– Но почему? – Потому, что ты была его женой: прошедшее время. А я совмещаю в себе все три времени: я был, есмь и всегда останусь его сыном.

– Да, но ведь в тебе течет и моя кровь.

– Я точно знаю, сколько во мне твоей крови и сколько отцовской. Отцовской больше и отцовская – сильнее.

– Митя! – вдруг повышенным тоном, наклонившись к могиле, спрашивает мать, – кого ты хочешь около себя: меня или Илью?

И мы оба затаили дыхание. Ответа нет. Щебечут птицы.

– Он отвечает в птицах, – говорит мать.

Мы слушаем птиц, но не понимаем их оперы.

Как у зверей, простых и немудреных, не гнавшихся за райскими ядовитыми яблоками, сейчас на заре обострены наши чувства. Мы бестрепетно постигаем таинство смерти, тяжкий естества чин. Мы относимся к ней с покорностью и радостью, ожидая сладчайших загробных встреч и жизни будущего века. Относимся к отцу, как к существу живому, слышащему нас и о нас радующемуся. И не только сердцем, но капельками своего разума утверждаем одиннадцатый и двенадцатый члены великого символа.

На плите отца выбита выпуклая надпись: «Жития его было пятьдесят семь лет». И невольно думается: «А сколько же отпущено мне?»

В предопределение я твердо верую. Я знаю, что где-то записан мой час. Вспоминаю предсказания цыганок, хироманток, гадальщиков. Всматриваюсь в линию жизни под бугром большого пальца, рождается сознание силы и трудноуловимых, но уверенных постижений. Яснее всего – ощущение общности и торжественности с землей, из которой взят и в которую неминуемо отойдешь. Думаешь о ней, о земле: о ее гениальном труде, о точности ее дел, о нежности, о капризах, о сердитости, о гневе, о художественной четкости, об изящном воображении, об отношении к нам, как к детям, которых надо покормить малиной и виноградом, – к детям, 50-60 лет занимающихся не тем, для чего посланы и не знающих ни дня своего, ни часа.

Мы уходим с кладбища, у ворот нас провожает сторож Никифор, получающий заранее приготовленную трешницу. Мы идем по шоссе и перед нами на возвышении, как на усеченной сахарной голове, расположен акварельный город, ясны, как на карте, линии его улиц, бульваров и площадей..."

Нет больше в мегаполисах этого культа, тогда как архетип в человеческих душах все еще живет. Его неаутентичная реализация приводит к страшным перегибам, к той той самой "профанации", о которой Вы говорите выше. Так ведь оно и есть. На место гибнущей традиции, так или иначе, что-нибудь да приходит. Такие вот книжки-малышки и все вытекающие отсюда последствия.

Философское наполнение понятно, очевидно и не вызывает возражений. Но вот что мне не дает покоя - так это не десакрализируем ли мы само понятие смерти такими вокруг него нагромождениями символики и высокого искусства. Ведь в итоге это приводит к именно таким книжкам и главное - именно к такому отношению к понятию новых поколений.

Да мы то с Вами по-моему ничуть и не "десакрализуем". Даже напротив. Но мы не можем решать за общество, как ему дальше развиваться. Ведь правда? Разве что только немного на что-то повлиять... А там, если Б-гу будет угодно, и желание "повлиять" не останется только на бумаге - в зодческой и литературной - глядишь, усилия наши и не пропадут даром :D Дело-то не стоит на месте. Этот сайт, например. Мудрый Пайк вот в Россию пожаловал на родном нашем языке... Китайцы говорили, что "взмах крыла бабочки может отозваться переворотом на другом краю Вселенной". Никто не знает, какие наши усилия останутся без ответа, а какими Б-гу будет угодно воспользоваться как инструментом для усовершенствования этого мира. Вывод напрашивается сам собой...

P.S. "Извините за длинное письмо, написать короче не было времени" (Макс Пешков)

Вообще на эту тему очень хорошо и метко высказывался Е.В. Головин.

А чего он высказался? Дайте, please, какую-нибудь ссылку :)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"А где это Кутная Гора? Где-нибудь в Польше?"

Bartlbe, это в Чехии. B)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"А где это Кутная Гора? Где-нибудь в Польше?"

Bartlbe, это в Чехии. B)

Здорово. А чем она знаменита и чё там за костница? Если многоуважаемый Зелот туда ездил, то может быть и мне туда срочно надо? Наверное, че-т моссонское...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Здорово. А чем она знаменита и чё там за костница? Если многоуважаемый Зелот туда ездил, то может быть и мне туда срочно надо? Наверное, че-т моссонское...

Ни в коем разе. Это вообще-то очень стандартный элемент всех экскурсий по Чехии. Я туда попал вообще по касательной - через Будейовицы. У меня было подобие самоспроектированного тура по гашековским местам. Но про кутнагорскую костницу я был очень наслышан и потому туда ринулся. Она знаменита, в первую очередь, тем, что из обычного пост-эпидемического костехранилища там при Марии-Терезии местные Шварценберги с помощью приглашенного дизайнера-француза устроили нечто вроде театра смерти: люстры, канделябры, гербы - и всё из костей.

http://www.capone-online.ru/photo_2006_cz_kostnice.html

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А чего он высказался? Дайте, please, какую-нибудь ссылку B)
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ни в коем разе. Это вообще-то очень стандартный элемент всех экскурсий по Чехии. Я туда попал вообще по касательной - через Будейовицы. У меня было подобие самоспроектированного тура по гашековским местам. Но про кутнагорскую костницу я был очень наслышан и потому туда ринулся. Она знаменита, в первую очередь, тем, что из обычного пост-эпидемического костехранилища там при Марии-Терезии местные Шварценберги с помощью приглашенного дизайнера-француза устроили нечто вроде театра смерти: люстры, канделябры, гербы - и всё из костей.

Да! Я видел это место в каком-то фильме на DVD. Завораживает... Пришло же такое кому-то в голову! Бывало, что строили на костях, но чтобы из костей... ;)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне понравилась книжка. Забавно.

Бывает так, что жизнь не нужна. И можно было бы прекратить этот фарс, но есть обязанность, или, скорее долг. Который нужно отдать. И как только он будет возвращен, тогда уже нет смысла задерживаться. Но сейчас - это серые серые дни. Пустота и чужой мир. В котором ты не должен был рождаться. .

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне понравилась книжка. Забавно.

Бывает так, что жизнь не нужна. И можно было бы прекратить этот фарс, но есть обязанность, или, скорее долг. Который нужно отдать. И как только он будет возвращен, тогда уже нет смысла задерживаться. Но сейчас - это серые серые дни. Пустота и чужой мир. В котором ты не должен был рождаться. .

Во-во, многоуважаемая Лист. Об этом я и пишу. Эти настроения нонешней молодежи знакомы-признакомы, аж плакать хочется. Но почему для многих смерть интереснее жизни? Мне немало приходилось выезжать на место происшествия по 105-ой, целыми днями не вылазить из анатомички, чтобы узнать, как устроена удивительная машина, именуемая "человек". Нужно в здоровом и традиционном русле периодически соприкосаться со смертью, чтобы понять, что в ней нет ничего интересного. А в жизни море интересного! Посмотрите вокруг - люди и их отношения, очаровательные девушки и симпатичные парни, книги, музыка, чудеса природы, новые страны, загадки истории, танцы, море, горы, тайны бытия, наконец. О чем Вы говорите? Глупо променять все это на краткий миг, "сеанс соприкосновения с неизведанным", о котором все равно никому не сможешь уже рассказать...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне кажется, что "заигрывание" со смертью возможно только, когда она еще не стоит у тебя за плечом, пока ты однажды не осознаешь, что кроме прямого счета лет - "сколько прошло"- существует и другой - "сколько осталось". 20 лет? 5 лет? Полгода? Дни? Не важно, вообще, или только в этой конкретной жизни. И желание играться и шутить проходит само собой.

Раскопки древних могильников помогают понять - были тысячелетия, когда тебя, такого как есть сейчас - не было среди живущих на Земле, а значит, будут еще тысячелетия, когда тебя опять не будет. И мир не перевернется, он именно таков, это его закон. Это уравнивает с умершими, заставляет относится к ним, как к себе.

Физический компонент - это много в нас, очень много: боль, ласка, касание свежего ветра, морозец, раслабляющая нега жаркого дня, наслаждение, вода, огонь, воздух.

Физическая смерть лишет нас всего этого, возможно давая иное, но что - мы не знаем....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне кажется, что "заигрывание" со смертью возможно только, когда она еще не стоит у тебя за плечом, пока ты однажды не осознаешь, что кроме прямого счета лет - "сколько прошло"- существует и другой - "сколько осталось". 20 лет? 5 лет? Полгода? Дни? Не важно, вообще, или только в этой конкретной жизни. И желание играться и шутить проходит само собой.

Раскопки древних могильников помогают понять - были тысячелетия, когда тебя, такого как есть сейчас - не было среди живущих на Земле, а значит, будут еще тысячелетия, когда тебя опять не будет. И мир не перевернется, он именно таков, это его закон. Это уравнивает с умершими, заставляет относится к ним, как к себе.

Вот об этом-то как раз я и говорю. Чтобы вопитать в людях адекватное отношение к смерти, необходимо буквально с рождения приобщать их к этому возвышенному и священному понятию земного бытия. "Культ смерти" - кладбища, ритуалы, поминания etc. - предназначены именно для того самого. Не каждый занимается раскопками могильников, да и школьников на экскурсию в анатомичку врядли поведешь. Традиция выработала повседневные и более мягкие способы воспитания в людях адекватного восприятия смерти. Вышеприведенный текст Сургучева, в котором обозначено отношение к смерти на фоне философских мыслей, порожденных воспоминанием о детском посещении кладбища, тому характрный пример. Если этого не давать, подрастающее поколение будет рефлексировать на тему смерти самым неестественным образом. Должно быть именно приобщение. Приобщение через традицию ущедших, сообщающихся с ныне живущими. Детям нужно рассказывать о предках. И не только у старого альбома с фотографиями, но и на кладбище. Причем, не раз в жизни, а два раза в год - по календарю, таскать, как делали сами предки. Когда ребенок видит гранитный памятник и сознает, что это все, что остается на земле от человека (а иногда даже этого не остается), он начинает понимать сущность и цену жизни. ИМХО.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Гадкай, надо сказать, текстишко. И картинки гадкия, и ваще полное безобразие.
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"... человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер". (с) Булгаков, Мастер и Маргарита.

И действительно, очень редко мы задумываемся о том, что по сути каждый наш день, час или даже миг может стать последним. Потом, когда упаси Господь, получаем дурные вести - начинаем размышлять, что вот так, - живет человек, строит, планирует, стремится к чему-то настолько, что отдает всего себя, и казалось бы на взлете, в апогее жизненных сил и возможностей просто уходит, оставаясь живым только в памяти близких, друзей, знакомых....

Есть замечательное прошение, которое возвещает дьякон во время православных богослужений - "... кончины живота нашего - безболезненны? непостыдны, мирны". Как раз в понятие "мирной кончины" в христианской традиции вкладывается ее должный приход. Целый ряд молитв содержит в себе призыв к Богу избавить от "внезапной смерти", когда у человека не остается времени на то, чтобы приготовить должный ответ Творцу и Создателю в день той. В этой связи многие подвижники в словах назидания собратьям особо подчеркивали, что человек, пройдя "купель пакибытия", т.е. символической смерти в крещении, рождаются в новом духовном качестве, где немаловажную роль должна играть "память смертная".

Эстетика смерти, которая воспевается представителями современной готической субкультуры (не говорю о пьянках на кладбищах), на мой взгляд своего рода форма переживаний, попытки осознания смерти, а быть может и реакция на одиночество, непонимание. Вместе с тем, образы, которые воспевают в стихах, песнях - пронизаны романтикой, какой-то грустью, но вместе с тем, торжественны.... Яркий пример тому мы находим в образах, созданных Энн Райс в цикле мистических повестей о вампирах... Здесь темные обитатели мира Бессмертных - Лестата, Луи, Армана - хранят черты людей, с их переживаниями, вопросами и размышлениями...

Да и сам время от времени с удовольствием провожу время слушая ранние альбомы группы "Lacrimosa"...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"... человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер". (с) Булгаков, Мастер и Маргарита.

"Соберется вот поехать человек. Ну, к примеру, в Кисловодск..." :(

Да... Живет человек, не зная ни дня своего, на часа :lol:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ходил сёдня к людям в гости, а у них, представьте, есть телевизор. Ну, мне же интересно, что в этом телевизоре показывают, и я краем глаза за чаем с конфетами таки посматриваю. Значит так… Среди бела дня по второму гостелеканалу (ВГТРК «Россия») показывают познавательный конкурс для самых маленьких. Дети с родителями отвечают на вопросы и выигрывают друг у друга призы. Главным арбитром этого состязательного действа является некий абстрактный «высший разум», представленный не принадлежащим никому громогласно-интеллигентным голосом в студии. Ведущий называет его «Фен-Шуй». Под конец программы дядя-ведущий просит: «А теперь, Фен-Шуй, скажи ребятам свое очередное напутствие». Он, не долго думая, и говорит: «Дорогие дети! Давайте любить все живые существа на планете, потому что нам неизвестно, кем придется стать в следующей жизни!» Жесть какая-то, не правда ли? От так и прививаем подрастающему поколению отношение к смерти и бессмертию. Жалко, на диск не записал. Настоящий артефакт, знак эпохи.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Жалко, на диск не записал. Настоящий артефакт, знак эпохи.
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Надеюсь, что скоро мы такого не увидим.

И не надейтесь, уважаемый! Передачу эту показывают, как я понял, каждую неделю (есди не каждый день) B)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да, уж... На одной из лекций Алексей Ильич Осипов, говоря о современных вопросах духовной жизни, высказал мысль о том, что нашим современникам присуща черта потребления т.н. "духовный консумизм" ... Как можно комфортнее пережить свой век, но при этом желая получить достаточно серьезный уровень духовного развития, "утреся" все греховные шероховатости... Мне кажется, в приведенном ув.Бартлби примере наглядно демонстрируется эта тенденция. И даже не очень принципиально, как именно звали этого абстрактного арбитра. Смотрите, мотив какой у этого "наставления" - любите "на всякий случай", чтобы самим себе случайно не навредить...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да, уж... На одной из лекций Алексей Ильич Осипов, говоря о современных вопросах духовной жизни, высказал мысль о том, что нашим современникам присуща черта потребления т.н. "духовный консумизм" ... Как можно комфортнее пережить свой век, но при этом желая получить достаточно серьезный уровень духовного развития, "утреся" все греховные шероховатости... Мне кажется, в приведенном ув.Бартлби примере наглядно демонстрируется эта тенденция. И даже не очень принципиально, как именно звали этого абстрактного арбитра. Смотрите, мотив какой у этого "наставления" - любите "на всякий случай", чтобы самим себе случайно не навредить...

Борис Гребенщиков очаровательно развил эту тему в одном из своих интервью где-то в начале 90-х. Про духовность в США и прочее. У досточтимого Чогьяма Трунгпы есть прекрасная книга. Называется "Преодоление духовного материализма". То есть, если человек придерживается какой-то духовности, то еще не факт, что она не окажется в итоге "духовным материализмом". Очень глубокое и нужное исследование динамики и статики в мире человеческой души. Всем рекомендую B)

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now