Sign in to follow this  
Followers 0

Русские масоны эмиграции

13 posts in this topic

Posted (edited)

Владимир Давидович Аитов

                                                   Vladimir Aïtoff.jpg

Влади́мир Дави́дович Аи́тов (1879—1963) — доктор медицины, видный деятель русского масонства во Франции.

 

Биография

Родился в семье Давида (Дауда) Александровича Аитова (1854—1933), казанского татарина, участника «хождения в народ», политэмигранта, географа, будущего генерального консула Временного правительства во Франции.

В. Д. Аитов в юности занимался регби, в 1900 году получил золотую медаль на Олимпийских играх в Париже. По образованию — врач, доктор медицины Парижского университета.

В 1905 году был назначен врачом французской больницы в Петербурге. Сдал экзамен при Военно-медицинской академии, чтобы получить возможность практиковать в России.

В 1910 году врач, в 1912 году — заведующий терапевтическим отделением французской больницы св. Марии Магдалины в Петербурге, где работал по 1916 год.

В 1916 году прикомандирован к французской военной миссии, руководил отделением французского госпиталя в Петрограде.

В 1918 году вместе с французской военной миссией возвратился во Францию.

В ноябре 1920 году стал одним из создателей организационного комитета помощи беженцам из Крыма при Красном Кресте. Специалист по внутренним болезням, практиковал в Париже.

В 1923 году вошёл в комитет только образованной Лиги борьбы с антисемитизмом. Работал также в амбулатории Российского общества Красного Креста (старая организация), с октября 1934 года — амбулатории имени В. И. Тёмкина. Оказывал больным безвозмездную помощь. Казначей Русского сообщества интеллектуального сотрудничества. Член Объединения русских врачей за границей. Многолетний член правления Общества русских врачей имени Мечникова. Один из организаторов «Русского госпиталя», где работали известные русские медики.

В 1927 году практиковал для членов Кассы взаимопомощи русских рабочих.

В 1928 году член Объединённого комитета инженерных и технических организаций.

Во время оккупации Франции фашистами депортирован в лагерь Бухенвальд, затем содержался в лагере Лангенштейн. Долгое время содержался в Освенциме, выкорчёвывал пни, переносил тяжести. Освобождён из лагеря Альдерштадт, весил при этом всего 34 килограмма.

В мае 1945 года на американском самолёте доставлен в Париж. С 1946 года член правления Содружества русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления, где делал доклад о «Деле Музея человека».

В 1947 году, после слияния ряда организаций, вошёл в правление Содружества участников Сопротивления русского происхождения во Франции. В 1946 году принял православие (ранее, с 1905 года числился протестантом); в 1963 году член приходского совета Галлиполийского храма. Кавалер Ордена Почётного легиона. Вместе с женой, Маргаритой Николаевной Бернштейн (1876—1969) занимался благотворительностью (доктор медицины, ранее была женой М. С. Маргулиеса). Мемуарист, оставил воспоминания о Г. Б. Слиозберге.

Похоронен на кладбище Монпарнас в Париже.

Участие в масонстве

Посвящён в масонство по рекомендации Л. Д. Кандаурова 17 июня 1919 года в парижской ложе «Космос» № 343 (Великая ложа Франции). Член-основатель русской ложи «Астрея № 500» (ВЛФ), её досточтимый мастер в 1925—1926 годах, с 1927 года почётный досточтимый мастер.

В 1926 году — председатель Временного комитета русского масонства (прообраз великой ложи в изгнании).

В 1932 году стал членом-основателем другой русской парижской ложи — «Лотос» № 638 (ВЛФ). Со дня основания этой ложи по 1934 год её досточтимый мастер, затем занимал в ложе должности: первого стража, знаменосца, оратора. Почётный досточтимый мастер с 1957 года. Собрания ложи «Лотос» часто проходили на его квартире, член ложи до кончины.

Посвящён в высшие степени Древнего и принятого шотландского устава во французских организациях дополнительных степеней, масон 33° с 1927 года. Входил во все русские парижские масонские мастерские высших степеней, казначей консистории «Россия» (32°) и «Русского особого совета 33-й степени» ДПШУ.

Edited by ДМ
2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пётр Андреевич Бобринский

Граф Пётр Андреевич Бобринский (в старом прочтении — Бобринской6 декабря 1893Санкт-ПетербургРоссийская империя — 23 августа 1962, Нейи-сюр-Сен, около ПарижаФранция) — литератор из рода Бобринских, участник парижского литературного объединения «Перекрёсток», а также журналов «Возрождение» и «Сатирикон», издававшихся в русском зарубежье.

Родился в семье графа Андрея Александровича Бобринского и его жены Елены Петровны, дочери графа Петра Павловича Шувалова. В 1918 году женился на княжне Марии Юрьевне Трубецкой, дочери генерала Г. И. Трубецкого.

Учился в 6 гимназии. По её окончании поступил в Петроградский Политехнический институт. С 1914 года печатался как поэт. В 1916 окончил Пажеский корпус.

В начале войны поступил на ускоренные военные курсы, выпущен офицером в гвардейскую Конную артиллерию, где дослужился до чина поручика. Находился в армии до конца войны. В 1919 году находился в Крыму, в Добровольческой армии, в Отряде особого назначения по охране лиц императорской фамилии. Затем находился в рядах Вооружённых сил Юга России.

В 1920 году эвакуирован в Константинополь, откуда переехал в Париж.

В 1920 году был посвящен в Париже в масонство в «Англо-саксонской» ложе (ВЛФ). Член-основатель первой русской эмигрантской масонской ложи «Астрея» № 500, был одним из её досточтимых мастеров. В 1931 году стал членом-основателем русской парижской ложи «Гамаюн», её бессменный лидер. Руководил рядом масонских русских мастерских дополнительных степеней. Масон высшей 33-й степени Древнего и принятого шотландского устава с 1930 года, в 1947—1948 годах — великий командор Русского особого совета 33-й степени в Париже (выполнял функции верховного совета в изгнании).

До конца жизни жил в Париже и его пригородах: Версале, Булонь сюр Сен, Нейи. Писатель, историк, журналист. С 1928 член литературного кружка «Перекрёсток» в Париже. Сотрудничал в «Возрождении», где в 1930 был секретарём редакции; «Иллюстрированной России», «Числах». Редактор сборника воспоминаний «Памяти русского студенчества».

Наибольшую известность получил как автор книги «Старчик Григорий Сковорода» (Париж, 1929), посвящённой видному малороссийскому философу Григорию Саввичу Сковороде. Книга Петра Андреевича Бобринского о Сковороде принадлежит к числу немногочисленных оригинальных произведений эмигрантской литературы, раскрывающих наследие философа в контексте русской религиозной философии. В истолковании философии Сковороды граф Бобринской оказывается идейно близким Василию Зеньковскому.

Поэт Георгий Адамович в предисловии к посмертному изданию стихов графа характеризовал творчество Бобринского как воплощение «непрерывного неподдельного духовного подъёма и какого-то прирожденного духовного благородства».

В 1935 году член совета Российского торгово-промышленного и финансового союза. Во второй половине 1930-х годов был связан (вместе с Д. М. Одинцом, Н. П. Вакаром, В. М. Зензиновым, К. К. Грюнвальдом, В. В. Вырубовым, И. А. Кривошеиным и др. масонами) с движением «младороссов». 22 июня 1941 года арестован вместе с другими русскими эмигрантами во Франции и заключён в концлагерь «Фронт-Сталаг 122» (Компьень). Провёл в лагере несколько месяцев. С 1944 года продолжал выступать в русской и французской прессе на литературные и философские темы. Постоянный сотрудник журналов «Возрождение», «Вестник РСХД». Работал техническим директором радиогенетической лаборатории в Париже.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Лев Викторович Гойер

Лев Викторович Гойер (1875Минск — 1939Париж) — русский экономист, министр финансов правительства А. В. Колчака.

 

Биография

Лев Гойер родился в 1875 году в городе Минске. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В 19121916 — агент министерства финансов в Китае (Пекин). Член правления Русско-азиатского банка и общества КВЖД.

С августа по ноябрь 1919 года занимал должность министра финансов Омского правительства А. В. Колчака. Из-за падения курса сибирского рубля вышел в отставку.

Жил в эмиграции в Шанхае (1920—1922), работал в русско-азиатском банке. С 1926 года жил в Париже. Банкир.

Сотрудничал в «Иллюстрированной России», «Возрождении». Прозаик, опубликовал три книги.

Масонство

Посвящён в достопочтенной ложе «Юпитер» № 536 Великой ложи Франции, А. В. Давыдовым 17 апреля 1927 года. Возведен во 2-ю степень − 21 июля 1927 года, в 3-ю степень — 28 июля 1927 года (на заседании ложи «Гермес»). Помощник оратора с 28 июля 1927 по 1928 годы, оратор в 1927—1931 годы. Вышел из ложи как основатель достопочтенной ложи «Гамаюн» 9 октября 1933 года.

С 1936 года досточтимый мастер ложи «Гамаюн», работавшей по ДПШУ в составе Великой ложи Франции под № 624. В апреле 1936 года из-за отъезда ушёл с этого поста. Член правления пищевого кооперативного товарищества. Депутат ложи (представитель в Верховном совете Франции) в 1932—1935 годах и около 1938 года. Член ложи до кончины.

Член Верховного совета Франции. Возведён в 4-ю степень 18 апреля 1928 года. Оратор и хранитель печати в 1933 году. Член ложи по 1938 год. Возведён в 18-ю степень 6 июля 1929 год. Второй страж в 1930—1931 годах. Председатель капитула «Астрея» в 1932—1935 годах.

Член консистории «Россия» русских масонов 32-й степени ДПШУ с 1933 по 1939 годы.

Русский особый совет 33-й степени. Возведён в 33-ю степень по рекомендации Слиозберга и Давыдова 21 сентября 1932 года. Член совета со дня основания. Командор в 1938—1939 годах. Великий командор в 1939 году.

Сочинения

  • Жестокосердый каменщик. Париж. 1928.
1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

                                           Ð�Ñ�Ñ�ков Ð�.Ð�.jpg

Павел Павлович Дьяконов

Па́вел Па́влович Дья́конов (22 января (3 февраля1878 года — 28 января 1943 года) — русский генерал, военный агент в Великобритании, советский разведчик, масон.

 

Биография

Православный. Родился в Москве в семье офицера. В 1895 году окончил Московскую практическую академию коммерческих наук.

Начало службы

6 октября 1895 года поступил на службу вольноопределяющимся в Киевский 5-й гренадерский полк, затем учился в Казанском пехотном юнкерском училище, окончил с отличием в 1899 году, выпущен подпоручиком в 1-й Екатеринославский лейб-гренадерский полк. Участвовал в русско-японской войне. В 1905 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду, с 31 октября 1905 года отбывал цензовое командование ротой в 1-м Екатеринославском лейб-гренадёрском полку, с 10 января 1907 года — обер-офицер для поручений при штабе Приамурского военного округа, с 24 января 1910 года — старший адъютант штаба 15-й кавалерийской дивизии, с 11 февраля 1911 года — и. д. помощника делопроизводителя Главного управления Генерального Штаба, 6 декабря 1911 года в должности утверждён, с 15 июня 1914 года — штатный преподаватель наук в Академии Генерального штаба. В июле 1914 года был назначен помощником военного агента в Великобритании, при этом было учтено его знание английского, немецкого и французского языков.

Первая мировая война

С началом Первой мировой войны, по собственной просьбе, перевёлся в действующую армию, был назначен старшим адъютантом отделения генерал-квартирмейстера штаба армии, с 16 января 1915 года — и. д. начальника штаба 7-й Сибирской стрелковой дивизии, участвовал в Мазурском сражении, за которое был награждён Георгиевским оружием (1915). С 21 января 1916 года — командир 2-го Особого пехотного полка Экспедиционного корпуса, участвовал в битве при Вердене, за которую был награждён орденом Почётного легиона и двумя французскими Военными крестами.

В сентябре 1917 года назначен военным агентом в Великобритании, занимал эту должность до закрытия военного представительства 1 мая 1920 года, затем эмигрировал в Париж (воспользовался правом кавалера ордена Почётного легиона на получение французского гражданства).

Деятельность в эмиграции

В 1924 году были установлены дипломатические отношения между Великобританией и СССР, Дьяконов обратился к Советским властям с предложением использовать его в качестве военного атташе в Великобритании, но ему было отказано. Однако ему было предложено сотрудничество с советской внешней разведкой (ИНО ОГПУ), в марте 1924 года (по другим данным, в мае 1924 года) он согласился. Выполняя задания ИНО, он наладил связи с некоторыми белоэмигрантскими организациями и французскими спецслужбами. В мае 1924 года вступил в Корпус Императорской Армии и Флота (КИАФ) великого князя Кирилла Владимировича, стал одним из его руководителей — был назначен начальником парижского округа Корпуса.

Alexander_Kutepov.jpg
 
А. П. Кутепов

С 1928 года участвовал в оперативной игре ИНО ОГПУ, целью которой была дезорганизация Русского общевоинского союза и уничтожение его лидеров. В рамках этой игры Дьяконов свёл лидера РОВСа — генерала А. П. Кутепова с лидером якобы существующей в СССР антибольшевистской группировки — Внутренней русской национальной организации (ВРНО) (на самом деле советским агентом). Деятельностью РОВСа и генерала Кутепова был обеспокоен и великий князь Кирилл, он тоже дал Дьяконову задание разведать планы Кутепова. Кульминацией оперативной игры стало похищение генерала Кутепова 26 января 1930 года в Париже агентами советской разведки. Дьяконов лично участвовал в операции — накануне, 25 января он направил Кутепову записку с предложением о встрече, чем заманил его в засаду. В белоэмигрантских кругах исчезновение Кутепова связали с деятельностью Дьяконова, об этом прямо написала белоэмигрантская газета «Возрождение», но Дьяконов подал на газету в суд и в ходе процесса сумел доказать, что даже якобы даже не был знаком с Кутеповым. Газета была вынуждена принести извинения.

Участвовал и в других оперативных мероприятиях ИНО ОГПУ, в том числе сыграл важную роль в аресте французским властями руководителя организации младороссов А. Л. Казем-Бека. Дьяконов поставлял в СССР важную информацию о деятельности КИАФа и французской военной разведки.

Во время Гражданской войны в Испании, в марте 1937 года прибыл в Испанию в качестве военного корреспондента, выезжал на линию фронта у Мадрида и Арагона. На самом деле выполнял специальные задания ИНО.

Перед началом Второй мировой войны, по заданию советской разведки, оказал помощь французским спецслужбам в выявлении сторонников Германии в среде русской эмиграции, что привело к высылке из Франции большой группы белоэмигрантов во главе с генералом А. В. Туркулом. За это Дьяконов был награждён грамотой от французского правительства.

В 1940 году немцы оккупировали Францию, Дьяконов вместе с дочерью был арестован сотрудниками гестапо, больше всего немцев интересовала его деятельность в Испании. Под арестом он пробыл 43 дня. На тот момент ему и его дочери уже было предоставлено советское гражданство, Народный комиссариат иностранных дел СССР потребовал от германских властей незамедлительно освободить арестованных во Франции советских граждан. Дьяконов был выпущен, и в конце 1940 года уехал из Франции.

Возвращение на Родину

В мае 1941 года эмигрировал в СССР вместе с дочерью. С началом Великой Отечественной войны Дьяконов и его дочь были арестованы как лица, недавно вернувшиеся из-за границы, по подозрению в поддержании связи с иностранными разведками и шпионаже против СССР. Дьяконов написал письмо на имя Наркома внутренних дел:

За 17 лет заграничной работы мне пришлось выполнить много ответственных заданий. За эту работу я получал только благодарности. В голове моей не укладывается, как могли меня всерьез подозревать в преступной деятельности против родины. Излишне говорить, какую нравственную боль мне причинило такое подозрение.

— Антонов В., Карпов В. Тайные информаторы Кремля. Нелегалы.

Начальник внешней разведки НКВД П. М. Фитин направил в следственные органы рапорт, где указал, что Дьяконов и его дочь известны 1-му управлению НКВД и оно считает необходимым их освободить. В октябре 1941 года Дьяконов был освобождён, проживал в Ташкенте, потом в Кара-Суу (Киргизская ССР), работал в райпотребсоюзе. В ноябре 1942 года заболел, сопровождая в Москву эшелон с грузом для РККА.

Умер 28 января 1943 года в больнице на станции Челкар (Казахская ССР).

Членство в масонских ложах

Посвящён 18 января 1934 года парижской ложе «Юпитер» «Юпитер» (Великая ложа Франции), 5 июля 1934 года — возведён в степень подмастерья, 15 ноября 1934 года в степень мастера-масона. В 1935 году — казначей ложи, в 1936 году — второй страж, в 1937 году — первый страж. В 1936—1937 годах представлял ложу в совете «Объединения русских лож». 1 января 1938 года вышел в отставку из ложи.

Ложа совершенствования: «Друзья любомудрия»: 8 апреля 1936 года посвящён в 4-ю степень (Тайный мастер). Радиирован (исключён) 28 декабря 1939 года.

 

Edited by ДМ
1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

                                 File:EVREINOV05.JPG

 Николай Николаевич Евреинов

Николай Николаевич Евре́инов (13 (25) февраля 1879Москва — 7 сентября 1953Париж) — русский и французский режиссёрдраматург, теоретик и преобразователь театра, историк театрального искусства, философ и актёр, музыкантхудожник и психолог.

 

Биография

Отец Николай Васильевич Евреинов — инженер путей сообщения, мать, Валентина Петровна — старинного французского рода, представителем которого в России был один из двух сыновей маркиза де Грандмезона, бежавших во время Великой французской революции, Жан — русский офицер Иван Иванович Грандмезон, участник Отечественной войны 1812 годаБородинской битвы, — в отставку вышел в чине полковника, его жена — Прасковья Николаевна Сафронова, сын — врач, потомственный дворянин Пётр Иванович Грандмезон (1819—1872) — дед Н. Н. Евреинова, унаследовавшего от матери любовь к музыке и безудержную страсть к театру. Образ мыслей, самобытные воззрения и достаточно спорная, не всегда аксиоматичная система взглядов этого режиссёра, позволяют, тем не менее, причислить его к тем, чьей волею в XX веке преобразился мировой театр.

Детские годы провел в постоянных разъездах по России (Дерпт, Псков, Москва, Екатеринослав), чему причиной была служба отца. Много для приобщения к театральной жизни, как и его сверстнику-соратнику Борису Глаголину, в юности дал Псков, где семья Николая Васильевича Евреинова, возглавлявшего правление Псковско-Рыбинской железной дороги, обосновалась сравнительно надолго.

Творчество

 

Когда я думаю о себе, о своей жизни, мне представляется оторванное облако и его одинокий путь.

Оно далеко от земли, от людей, и вместе с этим так близко и земле, и людям, ведь они его создали! И правда, часто, когда оно оранжево-знойное, красное, кажется, что испарения крови людской, пота и слёз людских образовали эту страшную массу! — что насыщенная раздражением, усталостью и горем, она должна сломить кого-то, уничтожить, сделать ужасное. В другое же время — напротив! — оно как будто из опалов, перламутра, из лунных камней, легкомысленное, красивое, немножко смешное…

… Я всегда любил женщин: я люблю загадки. В 10 лет я уже был «caballero». Псковские барышни казались мне принцессами. Смотреть на них царственным оком — я не знал тогда лучшей забавы…

… Родных, знакомых, товарищей много, но из всех их вместе не выжать и пол-друга!

— Из письма режиссёра Н. Н. Евреинова Г. В. Шварцу

Россия

Первые опыты

Первую пьесу Николай Евреинов написал в семь лет. Любые домашние торжества непременно сопровождались его постановками, которые, как правило, заканчивались слезами режиссёра — он желал, чтобы спектакль продолжался, и продолжался — вместе с жизнью. В юности он бежал с бродячими актёрами, но был водворён… — в жизнь. И, кто знает, может, тогда впервые его посетила идея о том, что «жизнь должна стать театром» — действительным воплощением известной шекспировской метафоры.

Творческое наследие Николая Николаевича Евреинова настолько велико, а сфера его деятельности столь широка, что любая попытка, даже в предельно сжатой форме, изложить наиболее важные их пункты, неизбежно ставит пишущего перед дилеммой: предпочесть освещение его теории рассказу о поставленных им спектаклях (выделив самые значительные из них), или, дав характеристику его постановкам и методам, к которым он прибегал, оставить без внимания десятки и сотни контактов с театральными деятелями, художниками, актёрами, музыкантами, учёными, литераторами, антрепренёрами, философами и многими, многими другими, сократив его библиографию до списка наиболее значимых публикаций. А ещё был Евреинов-художник, Евреинов-путешественник, Евреинов-музыкант, Евреинов-масон, Евреинов-«коллаборационист», «Оригинал о портретистах», «Нагота на сцене»… Словом, одно всегда будет в ущерб другому. И даже если «Старинный театр», «Кривое зеркало», «Привал комедиантов», «Бродячая собака» и т. д. могут быть выделены в отдельную тему, то главное, что отличает его от многих коллег по цеху, всё-таки настоятельно требует достаточно последовательного изложения, поскольку полноценная творческая биография Н. Н. Евреинова ещё ждёт своего часа.

230px-EvreinovNN05.jpg
 
Н. А. Римский-Корсаков, Н. Евреинов и А. К. Глазунов. 1905
230px-EvreinovNN01.jpg
 
А. К. Шервашидзе. Николай Евреинов.
  • 1887—1892 — учёба в гимназиях Пскова и Москвы.
  • 1887 — первая пьеса (пародийный семейный водевиль).
  • 1892 — поступает в Императорское училище правоведения, где играет в любительском театральном кружке, для которого пишет.
  • 1893 — написал и поставил одноактную пьесу «Репетиция» (не опубликована) и оперу-буфф, арлекинаду «Сила чар» (утрачена; поставлена была совместно с Н. В. Карминым — будущим вдохновителем постановки «Вампуки»). В кружке же он сыграл Франца Мора (в «Разбойниках» И. Шиллера), Глумова («На всякого мудреца довольно простоты» А. Н. Островского), Сына (в комедии М. Н. Владыкина «Омут»).
  • Середина 1890-х — после развода родителей — принял сторону матери, отношения с отцом практически не поддерживал.
  • 1901 — окончание училища (с серебряной медалью; выпускное сочинение — реферат «История телесных наказаний в России»). Поступление вольнослушателем в Санкт-Петербургскую консерваторию, где его учителями были Н. А. Римский-Корсаков и А. К. Глазунов. Написал историческую драму из «петровской эпохи» «Болваны, кумирские боги» — прообраз его реконструктивных постановок «Старинного театра» (опубликована в его книге «Драматические сочинения»). Начал службу в Министерстве юстиции, а затем, в этом же году — в Министерстве путей сообщения (до 1914). Тогда же Н. Н. Евреинов под руководством А. И. Введенского начал изучать в университете философию.
  • 1902 — написал комедию в трёх действиях «Фундамент счастья» (опубликована также в 1912 году под названием «Счастливый гробовщик»).
  • 1905 — поставил свою одноактную комедию «Стёпик и Манюрочка» (1904) в Александринском театре (премьера — 22 декабря; Стёпик — П. М. Медведев, Манюрочка — В. В. Стрельская).
  • 30 января 1905 — комедия «Фундамент счастья» в «Новом театре» (театр Л. Б. Яворской) (Анастасия — Л. Б. Яворская, Чернушкин — И. Ф. Шмидт).
  • 16 декабря 1906 — в Театре Литературно-Художественного общества (Суворинском) идёт пьеса Н. Н. Евреинова «Красивый деспот. Последний акт драмы» (в 4-х действиях).
  • 27 января 1907 — «Бабушка», отрывок из жизни в одном действии Н. Н. Евреинова" — к 50-летию актёрской деятельности В. В. Стрельской, которая играла «самоё себя».

Дебют Н. Н. Евреинова на большой сцене — одноактная пьеса для двух действующих лиц «Стёпик и Манюрочка», в которой адюльтер представлен как выход из «серой паутины будней», конечно же, подразумевал, если и не скандал, то заметную реакцию — это первая пьеса Н. Н. Евреинова, в которой он манифестирует «трансформацию жизни», «театрализацию быта», здесь прослеживается и влияние О. Уайльда. В это же время Н. Н. Евреинов ставит пьесы в Новом театре (Л. Б. Яворской), в которых участвует в качестве актёра, — в Малом театре (Суворинском). Выходит 1-й том его «Драматических сочинений», в который по определению автора были включены его «литературно-драматические» пьесы. В их числе пацифистская драма «Война», комедия «Фундамент счастья» («эскиз» будущих монодрам Н. Н. Евреинова) и «Красивый деспот». Последнее произведение примечательно тем, что в нём уже дан конкретный, наглядный пример «театрализации»: главный герой завёл в своём поместье подобие быта начала XIX века, детально стилизовав усадьбу соответствующим антуражем, в этом «театре для себя» он находит единственный смысл существования — «вопль об исчезающей красоте».

 

Порою мне думается, что не здешний я, не теперешний, а тамошний, прошлый, что я опоздал родиться на целое столетие, что среди других людей, в другой эпохе мне было бы превольней, веселее и, господин среди господ, я не шлялся бы тогда скучным облаком, а наслаждался бы земной красотой на земле, по-земному, наслаждался бы полностью, был бы счастливым…

И вот! Если б не осталось грёз и искусства, я не знаю… Я умер бы и не было бы лишнего облака, чтобы застить лишний раз свет.

— Из письма режиссёра Н. Н. Евреинова Г. В. Шварцу

Старинный театр

230px-EvreinovNN02ButkovskaiaNI.jpg
 
Н. И. Бутковская и Н. Н. Евреинов. Фрагмент большой фотографии участников Старинного театра. Санкт-Петербург. 1907
230px-EVREINOVRaM.JPG
 
М. А. Риглер и Б. Х. Кастальский. Пастурель «Игра о Рабэне и Марион»
230px-Bilibin_Comandor.jpg
 
И. Я. Билибин. Эскиз костюма Командора к драме Лопе де Веги «Фуэнте Овехуна». Старинный театр. 1911

Старинный театр возник в Санкт-Петербурге по мысли Н. Н. Евреинова в конце 1907 года и закончил первый сезон постом 1908 года (литургическая драмамиракльморалитепастурельфарс), возродился в конце 1911 года (испанская драма эпохи расцвета). Из участников и руководителей этой недолговременной, но оставившей заметный след в культурной жизни того времени затеи, следует назвать завзятого театрала барона Н. В. Дризена (одного из основных субсидентов), издательницу Н. И. Бутковскую, а в числе прочих теоретиков, прежде всего, конечно, Е. В. Аничкова и К. М. Миклашевского.

Задачам Старинного театра был посвящён доклад Н. Н. Евреинова, прочитанный 30 ноября 1907 года в Литературном кружке имени Я. П. Полонского. Евреинов выдвинул, в частности, принцип «изображать не изображаемых, а изображающих», «стремиться передать образ мистерии или моралите через черты того учёного аббата или почтенного гражданина, который являлся носителем драматического искусства в ту эпоху». Публика была заинтригована чрезвычайно. Евреинову удалось собрать вокруг своего предприятия лучшие молодые силы, и уже один перечень сотрудников театра не позволяет забыть о нём в анналах отечественной истории. Участие самого Н. Н. Евреинова выразилось следующим:

Первый сезон (1907—1908)
  • «Три волхва» — сочинение Н. Н. Евреинова (реконструкция старогерманской полулитургической драмы XII века). Постановка А. А. Санина (ритуал литургической драмы — М. Н. Бурнашева). Декорации Н. К. Рериха. — Как открывавшая «Старинный театр», постановка весьма важная. Спектакль широкого для камерного театра размаха — с органом, даже с церковным хором.
  • «Игра о Робене и Марион» — пастурель трувера XIII века Адама де ла Алля. Постановка Н. Н. Евринова. Оформление М. В. Добужинского. Для Евреинова пастурель была истинной находкой. Он с наслаждением пичкал её всевозможными театральностями, без устали обучал неискушённых артистов «по части манеры произносить слова, ходить, жестикулировать и мимировать». Кроме того, в соединении всех искусств в спектакле — декламации, музыки, пения и пляски — ему грезился возлюбленный синтетический «театральный театр». Заложенное в «Игре о Робэне и Марион» Евреинов развил в «Кривом зеркале», весёлом театре «сатирических пародий и эксцентрического смеха».
  • «Действо о Теофиле» худ. Билибин
  • «Ярмарка на индикт святого Дениса» («Уличный театр» — зрелища и забавы XIV века) — драматическая сюита Н. Н. Евреинова в его же постановке (по сообщениям приват-доцента Е. В. Аничкова и приват-доцента В. Ф. Шишмарёва). Оформление Е. Е. Лансере и А. Н. Бенуа. Постановка не была осуществлена.
Второй сезон (1911—1912)
  • «Фуэнте Овехуна» («Овечий источник») — драма Лопе де Веги (сочинение, 1612—1613; издание, 1619. Перевод С. А. Юрьева). Постановка Н. Н. Евреинова. Декорации Н. К. Рериха. Костюмы И. Я. Билибина (с учениками Вестфален, Завадовской и Коннель). Лучшим из испанских спектаклей называли темпераментную и патетичную «Фуэнте Овехуну» Н. Н. Евреинова, в чьей экспрессивной сценографии действие проходило на площади города, фоном чему служил горный пейзаж задника, без занавеса и рампы, и где словно в вихре кружились актёры массовых картин, подчинённых, однако, строгому ритму, свиваясь и развиваясь яркими, выразительными группами. Но раздвигался занавес в глубине, и перед королевской четой, неподвижно восседавшей на креслах, мгновенно и покорно склонялись бунтовщики, как слову Божию внимавшие Королю. Органичная стыковка разнородных сцен при общих исполнителях транслировала яркий испанский колорит.
  • «Благочестивая Марта» по пьесе Тирсо де-Молина. Худ. А. Шервашидзе. Реж. К. Миклашевский
  • «Чистилище Св. Патрика» по пьесе П. Кальдерона. Худ. И. Билибин, В. Щуко.
  • «Великий князь московский или гонимый император» худ. Калмаков
  • «Два болтуна» — интермедия Мигеля Сервантеса (авторство под вопросом, первая публикация относится к 1617 году). При всей своей комичности и внятности сюжета эта миниатюра может смело претендовать на роль одного из первых опытов театра абсурда. Впоследствии, в 1933 году в Париже, Н. Н. Евреинов повторил постановку в «Весёлой сцене»[18].

В третьем сезоне режиссёр не участвовал — третьего сезона не было… (см. об этом в статье о Старинном театре).


  • Весна 1908 — «Орлеанская дева» Ф. Шиллера в постановке Н. Н. Евреинова, с Б. С. Глаголиным в роли Иоанны, идёт в Театре Литературно-художественного общества (товарищество суворинских артистов, возникшее на сезон 1908 года). Своё постановочное решение режиссёр толковал в духе Старинного театра, как попытку восстановить характер спектаклей времён Ф. Шиллера.
  • 2 сентября 1908 — пьеса «Такая женщина» («Катар души»). Драматический парадокс в 1 действии Н. Н. Евреинова (1906). Постановка Б. Глаголина. Театр Литературно-художественного общества. Современная содержанка богатого аристократа погибает от скуки, а тот, потакая прихотям, окружает её сказочной роскошью, дарит одетого в военную форму 5-килограммового карлика из паноптикума. Содержанка убивает Его Светлость. Спектакль, оформленный в стиле О. Бердслея, с актёрами-декламаторами в костюмах XVIII века, провалился. Автор пьесы предоставил право принимать «поздравления» режиссёру-постановщику.

В перерыве между сезонами Старинного театра Н. Н. Евреинов — режиссёр-постановщик Артистического кружка баронессы И. А. Будберг (1909). Здесь он поставил «Кандида» Вольтера и «Снег» (1903Пшибышевского.

В сезон 1908/1909 был приглашён в театр на Офицерской к В. Ф. Комиссаржевской на должность режиссёра. Не следует переоценивать этого наибольшого периода ни для театра, ни для творческой биографии Н. Н. Евреиноваа, но сотрудничество это явилось важным этапом в самосознании режиссёра, с юных лет своих с пиететом относившегося к актрисе. Главным образом из-за «Игры о Робэне и Марион» очарованная пастурелью В. Ф. Комиссаржевская пригласила Евреинова в свой театр после отставки В. Э. Мейерхольда.

Театр В. Ф. Комиссаржевской

220px-EvreinovPL.jpg
 
Н. Евреинов. «Представление любви». Заставка Е. П. Ващенко. 1910
  • 4 сентября 1908 — «Франческа да Римини» Г. Д’Аннунцио (перевод В. Брюсова и Вяч. Иванова, художник М. В. Добужинский) в постановке Н. Н. Евреинова впервые показана во время московских гастролей Драматического театра. Главную роль исполняла В. Ф. Комиссаржевская. Спектакль вывал полемику в критике.
Монодрама

В спектакле «Франческа да Римини» Н. Евреинов впервые применил в режиссёрской работе «принцип монодрамы», показав события, словно проецируемые через сознание главной героини. Теория монодрамы как драматического представления, которое преподносит окружающий мир таким, каким он воспринимается действующим лицом «в любой момент его сценического бытия», и заставляет каждого из зрителей стать в положение этого лица, «зажить его жизнью», оформилась у Н. Н. Евреинова к 1908 году[21]. Монодрама как пьеса «от первого лица», как драма, утратившая свою «объективность» («только субъективное, искажённое» зрение представляет ценность для современного театра), впервые реализована в «Представлении любви» (в 1-й книге «Студия импрессионистов», СПб, 1910).

220px-EvreinovKalmakov.jpg
 
Н. Евреинов. Рисунок Н. К. Калмакова
220px-KalmakovSalome.jpg
 
Н. Калмаков. «Саломея». 1908

Будучи в восторге от «удивительного», «единственного в своём роде», как он называл Калмакова в своей статье «Художники театра В. Ф. Комиссаржевской» Евреинов, по-видимому, и пригласил его в «Старинный театр». Это был также мастер круга «Мира искусства», но с несколько запоздалыми реминисценциями О. Бердслея… В спектакле «Старинного театра» они, правда, не были столь ощутимы, как в цикле пряно-гротесковых театральных эскизов «Саломеи» О. Уайльда или «Чёрной маски» Л. Андреева, исполненных в середине 1908/1909 г. для театра В. Ф. Комиссаржевской.

  • 28 октября 1908 — за несколько часов до спектакля было запрещено представление пьесы О. Уайльда «Саломея» (разрешённое драматической цензурой) на том основании, что сюжетом пьесы являются евангелические события. Не помогло и переименование пьесы в «Царевну».
  • 8 января 1909 — «Ванька-ключник и паж Жеан», драма в 12 двойных карт Фёдора Сологуба. Режиссёр Н. Н. Евреинов. Художник К. И. Евсеев. Впоследствии переботанная Ф. К. Сологубом пьеса будет поставлена Н. Н. Евреиновым в «Кривом зеркале».

Инфернально-саркастическая с включением фольклорных элементов проза Ф. К. Сологуба, как и балансирующее на грани с пошлостью, но обладающее, впрочем, иронией и чарующей красотой искусство Н. К. Калмакова закономерно были близки Н. Н. Евреинову, тяготевшему в своих пристрастиях этой поры к творчеству Ш. Бодлера, О. Уайльда и Ф. Ропса. А развитие данного вектора эстетики предопределяют тенденции, царящие в умонастроениях общества, к которому она обращена, — его запросы и вкусы, его состояние в целом. В это время особой популярностью пользовался, например, вульгарный жанр Grand Guignol (с фр. — «театр ужасов») — публика валом валила на спектакли, создатели которых не ставили никаких задач, кроме как напугать невзыскательных и впечатлительных обывателей душещипательными натуралистичными сценами. Критик недоумевает: «Русский „Grand Guignol“, по-видимому, отвечает какому-то спросу, по крайней мере, спектакли этого театра сильных ощущений неизменно привлекают много публики»[29]. Но не следует притом забывать, что Н. Н. Евреинов был в первую очередь экспериментатором, первопроходцем, его влекла возможность «проверить в деле» свои теоретические выводы, поэтому он не гнушался никакими средствами, но и «не задирал брезгливо подол» в достижении выразительности — он познавал пределы возможного в искусстве театра.

Весёлый театр для пожилых детей

Великим постом 1909 года театр В. Ф. Комиссаржевской уехал на гастроли. В Петербурге остались Ф. Ф. Комиссаржевский, Н. Н. Евреинов и часть труппы. В их распоряжении оказалась прекрасно оборудованная сцена и масса свободного времени. «Весёлый театр» просуществовал недолго — до конца осени того же года. Кроме актёров театра В. Ф. Комиссаржевской, труппу кабаре составили некоторые «кривозеркальцы». К началу сезона все они разошлись по своим театрам. Через год «Весёлый театр» попытались было открыть снова и даже в Театральном клубе дали несколько представлений. Но из возобновления ничего не вышло. И дело скоро развалилось.

230px-EvreinovReMe.jpg
 
Н. Евреинов. Шарж Ре-Ми (Н. В. Ремизова)

Кабаре осилило всего две программы. Н. Н. Евреинов уверял, что ни о каких художественных заданиях не помышляли — просто «решили летом подзаработать»[30]. Репертуар был весьма оригинален. Н. Евреинов поставил здесь свой трагифарс «Весёлая смерть», пьесы Козьмы Пруткова «Черепослов, сиречь френолог» и «Фантазию», Ф. Комиссаржевский — кукольную комедию П. Ронсона «Лилия долины», оперу Д. Перголези «Служанка госпожа» и оперетту В. Зуппе «Прекрасная Галатея».

«Кривое зеркало»

В начале сентября 1910 года Евреинов был приглашён на должность главного режиссёра «Кривого зеркала»; 15 сентября того же года начались репетиции под его руководством.

Первая программа «Кривого зеркала» была связана с именем Евреинова — в неё включили пародию на фрагмент только что запрещенной «Царевны». Н. Н. Евреинов любил озорство, розыгрыши, ценил анекдоты, уважал людей умеющих их рассказывать. Это сближало его, например, с А. Глазуновым, К. Миклашевским. Отдельные письма последнего не содержат ничего, кроме свежего анекдота, Евреинов отвечал ему тем же. Названный фрагмент, «Танец семи покрывал» («Саломея» — в «Кривом зеркале») в исполнении Т. Пуни, заканчивался несением гробовидного сундука с табличкой: «Осторожно, Оскар Уайльд!»

С 1910-го по 1916-й год он драматург, режиссёр, художественный руководитель, композитор и художник «Кривого зеркала», где поставил за этот период около ста спектаклей.

11 ноября 1912 А. А. Блок записал в дневнике: «Вечером пошёл в „Кривое зеркало“, где видел удивительно талантливые пошлости и кощунства г. Евреинова. Ярчайший пример того, как может быть вреден талант. Ничем неприкрытый цинизм какой-то голой души» (Цитируется по Ю. Анненкову).

Общество

Помимо активного и многообразного сотрудничества в пределах интересов, имеющих отношение непосредственно к всепоглощающему театру (в том числе «Бродячая собака», «Привал комедиантов», основанные при непосредственном его участии — соответственно в 1912 и 1916 годах, и другие объединения), творческая жизнь Н. Н. Евреинова со всей ясностью демонстрирует потребность в интенсивной общественной деятельности, присущность этому культуртрегеру духа коллективизма.

  • 1911 — Н. Н. Евреинов один из членов-учредителей Общества единого искусства, предполагавшегося к образованию инициативой Н. И. Кульбина, композитора А. Н. Дроздова и юриста М. Г. Сыркина, а также архитекторов Л. А. Ильина, В. С. Карповича и Н. М. Проскурина. Целью общество ставило «объединение всех форм искусства, искание и последовательное проведение в жизнь начал красоты», предполагались «чтения, беседы, публичные лекции, спектакли, музыкальные, литературные и художественные вечера, концерты, балы, курсы, конкурсы, музеи, выставки, специальные библиотеки, оркестры, хоры, группы оперных драматических, оперных и балетных артистов, студии»; предполагалось «также устраивать свои помещения, буфеты, столовые, клубы и т. д.».
  • 1914 — в бюро Общества деятелей периодической печати и литературы, существовавшего с 1907 по 1917 год, и объединявшего около 700 членов, которое было по сути профессиональным союзом творческих деятелей Москвы, Санкт-Петербурга и губерний России. В правлении общества и его членами в разное время были также Ю. А. Бунин, председатель Первой Государственной думы С. А. Муромцев (председатель суда чести общества), Б. К. Зайцев (с 1907), И. Х. ОзеровВ. М. ФричеА. А. ТитовДон-Аминадо и многие другие. При обществе действовала Чеховская комиссия.
  • 1915−1917 — Общество возрождения художественной Руси. Н. Н. Евреинов в числе шестидесяти четырёх учредителей, среди которых И. Я. БилибинВ. М. ВаснецовБ. В. Зворыкин, А. И. Менделеева, М. В. НестеровН. К. РерихС. Ю. СудейкинА. В. ЩусевА. М. РемизовА. В. КривошеинМ. С. Путятин, архиепископы Серафим Тверской и Арсений Новгородский, ректор Духовной академии А. А. Бобринский и др. Общество имело широчайшую просветительскую и исследовательскую программу.
  • «Треугольник»

Много позже, уже в эмиграции, Н. Н. Евреинов, бежавший из советской России, в одном из своих масонских докладов (масонство, как и для многих его соотечественников, станет для него эквивалентом в значительной степени утраченных корпоративных коммуникаций), подтверждая эту свою потребность в коллективизме, ничтоже сумняша скажет следующее, вспоминая работу над постановкой «Взятия Зимнего дворца»:

«Я..., обратился, вслед за уполномоченным советской власти, к четырёмстам военным комиссарам, излагая свой план постановки и требуемое от руководимых ими воинских частей театрально-боевое участие. Я никогда не принадлежал к коммунистической партии, довольствуясь положением «сочувствующий», но в этот момент общения с избранными представителями, равно, как и тогда, когда мы покидали с ними, дружною толпою, Георгиевский зал Зимнего дворца, я ощутил такое сладостное чувство слитности с моими товарищами, какое подняло чувство человеческой солидарности до высот, на которых замирают уже эгоистические интересы.
 
Н. Н. Евреинов. О любви к человечеству[41].
»
  • С 1914 по 1916 живёт в Финляндии у Ю. П. Анненкова (ныне Репино (Санкт-Петербург). Принимал активное участие в общественной театрально-народной жизни посёлка. Сотрудничал с Чуковским в его рукописном альманахе «Чукоккала».
  • Поздней осенью 1917 года уезжает из Петрограда.
  • В театре Вольной комедии поставил пьесу Л. Никулина и М. Рейснера «Небесная механика». Автор музыки к спектаклю Л. Никулина «Тут и там» (1920).

«Штурм Зимнего»

Одним из самых ярких и, несомненно, самым массовым и масштабным опытом в творческой биографии Н. Н. Еврениова явилось руководство постановкой «Взятия Зимнего дворца» — кульминационного эпизода Октябрьской революции, в третью её годовщину (7 ноября 1920 года). Наиболее подробное описание истории постановки и самого этого представления дал другой их участник Юрий Анненков (многие годы — друг и сотрудник драматурга) во втором томе «Дневников».

Одним из инициаторов этого грандиозного спектакля был пианист и композитор, служащий политуправления Петроградского военного округа Дмитрий Темкин (впоследствии известный американский кинокомпозитор, лауреат 4-х «Оскаров»).

Размеры «сценической площадки», которой явилась вся Дворцовая площадь (в то время уже носившая имя Урицкого — до 1944 года), обуславливали коллективность режиссуры: главный режиссёр — Николай Евреинов, его помощники-постановщики — А. Кугель, А. Петров, Г. Державин и Ю. Анненков (помимо того — автор декораций), вспомогательные функции (сценарные, костюмерные и т. д.) выполняли многие другие. Зрелище упоминается во многих изданиях, посвящённых истории современного театра. Число участников представления в разных источниках указывается разное, по словам Ю. Анненкова, «действующих лиц было около 8000… (оркестр в 500 человек)».

Представление это знаменовало собой вершину (в смысле размеров и количества привлечённых исполнителей) и начало заката карьеры Н. Н. Евреинова в России.

Кадры, на которых запечатлены эпизоды этого спектакля, явились образным базисом понимания Октябрьской революции, на протяжении десятилетий использовавшимся идеологами.

«Самое главное»

Самое главное. Для кого комедия, а для кого и драма, в 4-х действиях — премьера 20 февраля 1921 года в Петрограде в театре «Вольная комедия».

В произведении реализована значительная часть теоретических положений Н. Н. Евреинова, откристаллизовавшихся за 15 лет, фрагментарно воплощённых в опытах, начиная с «Красивого деспота» 1905 года. Вобрав основные программные принципы «Театра для себя» и «Театра как такового», эта пьеса — своеобразный итог и испытание их целесообразности и жизнеспособности. На фоне массового коллективного монументального зрелищного творчества в духе героико-эпического «вагнерианства», которое декларировал театр «победившей революции», и дань которому режиссёром была отдана постановкой массового действа на Дворцовой, формально основные задачи Н. Н. Евреинова предстают камерными экспериментами индивидуальной проекции. Но к решению их он двигался прагматично и успешно приспосабливал к требованиям времени. Идеи свои он без напряжения адаптирует к «утилитарным» потребностям «общей пользы» посредством включения приёмов параллельно с написанием пьесы разработанной им методики театротерапии, призванной сценическими средствами врачевать зрителей.

Этой пьесе суждено было стать главной в жизни Н. Н. Евреинова. Под названиями «Маскарад жизни», «Доктор Фреголи», и, наконец, «Комедия счастья» она переведена почти на все европейские языки, шла и периодически возобновляется в постановках практически всех стран Европы, в США, Латинской Америки, Японии. Ставили её Театр Польски (Варшава, 1922), Национальный театр (Белград, 1924), Гилд Театр (Нью-Йорк, конец марта-апрель 1926 — 40 спектаклей), театры Луиджи Пиранделло и «Ателье» Шарля Дюллена (1926, здесь, в Париже, эта пьеса шла около 250 раз), Бургтеатр (Вена, 1927),. Королевский Фламандский театр (Антверпен, 1930) и многие другие.

Последние попытки

 

Моё творчество — игра облака. Я знаю, вчера, сегодня и завтра — все разные формы.

… Разве творчество должно быть неизменно одинаковым?! Я проявляю свой творческий дух и так, и сяк, как мне на́ руку! Конечно, странное облако, оно так часто меняет облики, так быстро несётся куда-то, несётся беспрестанно в новом направлении, беспрестанно играя красками, формами, без заботы, какие это краски и какие формы… Ну да! Оно ищет чего-то!

… Бледное оторванное облако! Может быть, в конце концов и я люблю так театр оттого, что я облако. Подумайте, сколько представлений на земле оно видит издали, не вмешиваясь в них, стороной, как настоящий зритель! И с каких различных точек зрения видит происходящее… Как привыкает к представлениям, как нуждается в них! А потом, естественно, играет обликами, кого-то поддразнивает, на что-то намекает, что-то представляет, манит куда-то… ведь представления не даются даром! Я это знаю и потому пишу пьесы — плачу за представления представлениями…

— Из письма режиссёра Н. Н. Евреинова Г. В. Шварцу


«Ленинград мы покинули поздно вечером в субботу 30 января 1925 года».

Эмиграция

Масонство Н. Н. Евреинова

Имеет место истолковние «театрализации по Н. Н. Евреинову» как системы «условных ролей» применителько к повседневной жизни, то есть включение и преобразование всех проявлений бытия, в том числе и расставания с ним, в тот или иной сценарный круг. Имеется лишь две версии метода корректной реализации настоящего плана: трансляция через внешний опыт («дать говорить „Другому“») или воспроизводящая персонификация его («если „Другой“ мёртв») в сочетании с позитивной рекомендацией и врачующим воздействием отстранённого восприятия социального стресса.

Подразумевает настоящая трактовка — увлечение масонством позднего Н. Н. Евреинова (второй половины эмигрантского периода творчества режиссёра); его активное участие в работе ряда русских и французских лож, в первую очередь — «Юпитер» Великой ложи Франции, где им было сделано несколько докладов, касающихся вопросов культурологической направленности, затрагивающих проблемы этики и философии.

Отметим, что русское масонство Франции 1930-х — 1950-х годов, несмотря на довольно представительный состав и сложную структуру, было политически не очень влиятельным. В значительной степени для отдельных культурных групп русской эмиграции оно являлось связующим инструментом, способствовавшим самоидентификации и адаптации в условиях нарастающего разобщения и подозрительности, как следствия постоянных идеологических и мировоззренческих разногласий, национальной беспочвенности, причастности (сознательной и не вполне) определённой части в разное время покинувших Россию — к деятельности советских спецслужб. В этом отношении корпоративность такого рода давала хотя и не очень действенный, но всё-таки путь преодоления депрессии в условиях деформации и разрушения принятого там в то время понимания русской самобытности.

В этой обстановке, а также по ряду причин личного характера (о чём — ниже), масонство представлялось единственной возможностью для «преображений» евреиновской театрализации.

«Именно в этом плане он интересовался масонскими ритуалами и символами как альтернативными способами субъективации и социализации, с условной, театральной долей субординации, которая предполагается в системе масонских градусов, мастеров, гроссмейстеров и т. д., и тотальном идеологическом символизме. 
... 
В своих «масонских» докладах он добавляет к преображению следующий шаг — «преобращение», как образ нового мифа — некоей общей, общественной маски, и отмечает преемство своего интереса к масонству с философией театра 20-х гг.
 
И. Чубаров[41][46]
»

А вот какую аллюзию и толкование концепции Н. Н. Евреинова мы встречаем у писателя, «брата» Романа Гуля, который воспроизводит слова мнение другого «брата», египтолога А. Н. Пьянкова:

«Часто человек идет в масонство, чтоб не быть простым обывателем Иваном Ильичем, а стать неким «братом, охраняющим входы» или «братом дародателем», и это льстит — чему? Его суетности. Наш «брат» Н. Н. Евреинов правильно развивает теорию «театрализации жизни», так называемого «театра для себя». «Театр для себя» живет в каждом. И вот, когда Иван Ильич преображается из простого обывателя в «брата, охраняющего входы», он входит уже в какую-то «роль». И «роль» эта ему нравится. Пусть экзистенциально он тот же Иван Ильич Перепелкин, но для себя он уже «брат дародатель» или «брат, охраняющий входы». И какие-то в миру знаменитые люди называют его, простого Ивана Ильича, своим «братом». Вот и начинается «театр для себя», которым Иван Ильич живет. Причем это еще прикрыто «тайной». А «тайна» — сильная вещь. «Тайна» — великий мотор в человеке. Об этом умно говорит Зигмунд Фрейд. А все это вместе, конечно, суета сует, которую любит именно «сатана».»

Некоторые документы, свидетельствующие о масонской «карьере» Н. Н. Евреинова хранятся в фонде режиссёра в РГАЛИ. Помимо грамот посвящения, непосредственно о развитии её говорит автограф Н. Н. следующего содержания:

В ложе «Юпитер»: посвящён 15 мая 1930 года; возведён во 2 степень 21 мая 1931 года; в 3 степень — 18 февраля 1932 года; помощник обрядоначальника в 1931 году; второй страж — 1932, 1933; первый страж — 1934; архивариус — 1938; возобновил членство 10 марта 1945 года; после войны — 1 страж и обрядоначальник; член ложи до кончины. С 1934 года член парижской масонской ложи «Гамаюн», которая работала по Древнему и принятому шотландскому уставу под эгидой Великой ложи Франции под № 624 Являлся членом Верховного совета Франции, в ложе совершенствования (4—14) «Друзья любомудрия» возведён в 4 степень 10 января 1934; в 9 — 8 мая 1935; в 13 — 13 мая 1936; в 14 степень — 23 декабря 1936Обрядоначальник с 1939 года Возведён в Капитуле «Астрея» (15—18) в 18° 20 (18) ноября 1937. Обрядоначальник капитула после войны.

Эти фрагменты частью своей строго соответствуют масонской тематике, и демонстрируют понимание Н. Н. Евреиновым предназначения этапов посвящения, а частью — в наибольшей степени выражают концептуальное созвучие в той или иной форме, которое он искал и находил в ритуале и теории вольных каменщиков (разумея его теорию театра). Но во многом — дают ключ и к пониманию мировоззрения режиссёра, которое при других обстоятельствах он, вероятно, не смог бы выразить таким образом:

«Когда я надеваю кожаный передник вольного каменщика, я проникаюсь его явным и сокровенным смыслом — перестаю наконец чувствовать себя как мирской человек, занятый исключительно своими личными делами и делишками! — Я преображаюсь постепенно в строителя жизни и вижу себя вместе с тем одним из инструментов её творческого созидания! — Я поворачиваюсь тогда мысленно к Востоку и, в чаяньи света духовного, говорю себе, сдерживая свои страсти, — «к порядку».
 
Н. Н. Евреинов. О запоне вольного каменщика. О моих масонских впечатлениях.
»
««Для меня убеждение в вечной жизни истекает из понятия деятельности; если я без отдыха работаю до конца, то природа обязана даровать мне другую форму существования, когда нынешняя моя форма уже не в силах удерживать мой дух». 
Эта мысль Гёте получает своё символическое осуществление при переходе из 3° в 4°, когда начатая работа в 3° доведена вольным каменщиком до конца и требуется другая форма, другие элементы для построения творческой личности.
 
Н. Н. Евреинов. Масонство Гёте.
»
«...В нас обостряется чувство справедливости перед символикой посвящения в 9°.

Это обостренное чувство говорит нам, что быть добрым это одно, а быть добряком — дело другое. Добрый действует от полноты своего «Я», — от чувства и разумадобряк же, в своих действиях, исходит лишь из чувства сентиментальности, не направляемого разумом.

Когда я был посвящён в 9°, я очень хорошо осознал эту разницу и привёл себя в готовность, если бы потребовал того Весьма Могучий, пролить кровь за общее благо.
 
Н. Н. Евреинов. Избранные 9-ти.
»

Здесь Н. Н. Евреинов в своей стихии:

««Помни, — настаивает например Эпиктет, — что ты актёр в комедии, которая разыгрывается как угодно господину: если он хочет длинную, играй длинную; короткую — играй короткую; если он хочет, чтобы ты сыграл роль бедняка, играй её с изяществом; равно как и роль калеки, чиновника или плебея. Ибо твоё дело — хорошо сыграть данную тебе роль, но выбрать её — дело другого» 
Тому же приблизительно учит и Марк Аврелий. 
...Ибо тот «театр», который мы наблюдаем не только в нашей жизни, но и в жизни животных (и в жизни самой природы!), показывает, что и лицемерие, и мимикрия, и защитное сходство, и всякого рода маскировка, выражающая этот изначальный «театр» — театр самой природы, — все они служат не к ослаблению борьбы за жизнь и её блага, а к укреплению этой «struggle for life»[54] и к её наилучшей страховке.
 
Н. Н. Евреинов. Эпиктет.
»

Театральные постановки

1941 — «Женитьба Белугина» А. Н. Островского. Русский драматический театр, Париж.

1944 — «Самое главное» Н. Н. Евреинова. Русский драматический театр, Париж.

Edited by ДМ
1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

На изображении может находиться: 1 человек, стоит и часть тела крупным планом
Пётр Алекса́ндрович По́ловцов (также По́ловцев) (1874, Царское село1964, Монте-Карло) — русский военачальник, военный востоковед, генерал-лейтенант, автор ряда военно-востоковедных работ.
 
Образование получил в петербургской филологической гимназии (1890—1892) и Горном институте.

НАЧАЛО ВОЕННОЙ КАРЬЕРЫ

В службу вступил 1 сентября 1897 года вольноопределяющимся в 44-й Нижегородский драгунский полк. В 1899 году выдержал офицерский экзамен при Николаевском кавалерийском училище и был определен корнетом в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк.
В 1902 году произведен в поручики. По окончании Николаевской академии генерального штаба в 1904 году по 1-му разряду, штабс-ротмистр Половцов был переименован в капитаны Генерального штаба.

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА

Офицеры Академии Генштаба в распоряжении наместника на Дальнем Востоке, 1904 год. Во втором ряду посередине капитан П. А. Половцов
С 20 декабря 1905 года — старший адъютант штаба 37-й пехотной дивизии.
С 20 декабря 1906 года по 12 декабря 1907 года был прикомандирован к Главному управлению Генерального штаба. Попросил о назначении военным агентом в Индию, но не получил этой должности. Вышел в отставку, путешествовал по Индии, где его брат А. А. Половцов был русским генеральным консулом в Бомбее. Встреча с Половцовым в Индии упоминается в воспоминаниях дипломата С. В. Чиркина:
Это были капитан Генерального штаба П. А. Половцов, лейб-гусар поручик граф Остен-Сакен, конногвардеец поручик граф Беннигсен. Все трое приехали в Индию поохотиться и только что возвратились с Цейлона, где, кажется, довольно удачно охотились на слонов... Из трёх офицеров-охотников Остен-Сакен и Беннигсен покинули Индию торным морским путём вскоре после моего приезда. Оставался в Индии лишь брат А. А. Половцова П. А. Половцов, который в это время находился в Кашмире, поджидая М. С. Андреева, с которым он возвращался в Россию (1907) сухим путём через Каракорум и Памиры в наш Туркестан.
С 3 января 1908 года по 3 января 1909 года проходил цензовое командование ротой в 1-м Туркестанском стрелковом батальоне. С 29 января — старший адъютант штаба 2-й гвардейской пехотной дивизии. Подполковник.
В 1909 году командировался в Пекин в составе чрезвычайного посольства. С 26 ноября 1909 года по 27 февраля 1911 года состоял в распоряжении начальника Генерального штаба. С 27 феврале 1911 в запасе генштаба. Помощник управляющего Кабинетом Его Императорского Величества. Состоял в распоряжении начальника Генштаба (26.11.1909-27.02.1911).

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

С началом Первой мировой войны вернулся на военную службу. 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка. 15 февраля 1915 года произведен в полковники. Высочайшим приказом от 17 октября 1915 года удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени за то, что «в бою у дер. Бринь 15 февраля 1915 г. атаковал в лесу австрийцев, выбил их из ряда окопов и, несмотря на охват левого своего фланга и на дважды повторенные разрешения отойти, упорно держался на захваченном месте и своим упорством дал возможность разбить колонну австрийцев, обходящих правый фланг, чем облегчил взятие дер. Бринь».
С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 15 июля 1916 года лихой атакой, опрокинул противника у деревни Езеран, за что был пожалован Георгиевским оружием. Генерал-майор с 1917 года.

РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА

Участник Февральской революции. Во время революции находился в отпуске в Петрограде. Был вызван в Думу, где участвовал в работе военной комиссии. В апреле 1917 года возвратился на фронт. 22 мая 1917 года назначен главнокомандующим войсками Петроградского военного округа, сменив генерала Л. Г. Корнилова.
Во время июльского выступления большевиков руководил его подавлением и последующим разгромом редакции большевистской газеты «Правда». 2 сентября 1917 года (после Корниловского выступления, которому сочувствовал) назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом. 9 сентября 1917 года произведён в генерал-лейтенанты. С 20 октября 1917 военный губернатор и командующий войсками Терской области. В феврале 1918 года уехал с Кавказа для продолжения участия в Великой войне (большевистское правительство заключило с Центральными державами перемирие) на стороне англичан в Персию, но в сентябре 1918 года уже был в Лондоне.

В ЭМИГРАЦИИ

Много путешествовал, жил один год на своей кофейной плантации в восточной Африке. С 1919 года жил во Франции. В 1922 году уехал на постоянное жительство в Монако, где находилась семейная вилла Сен-Роман. Председатель международного спортивного клуба. Был натурализован в Монако. Возглавлял русскую секцию французского союза комбатантов.
Был одним из директоров знаменитого казино в Монте-Карло.
Автор воспоминаний «Дни затмения».
 
Активное участие во французском масонстве
Личный архив Половцова был сожжён во время Второй мировой войны масонами П. А. Бобринским и В. В. Лыщинским, сыном В. А. Лыщинского.
Видный деятель русского масонства во Франции. Посвящён 22 июля 1922 года в «Англо-саксонской» ложе № 343 в Париже (ВЛФ). Занимал в ложе различные должности. Посещал собрания ложи по 1928 год. Вновь присоединился к ложе 23 ноября 1959 года. С 10 октября 1923 года член ложи «Астрея» № 500 (ВЛФ). Помощник обрядоначальника в 1923 году, обрядоначальник в 1924 году. Вышел в отставку из ложи 22 декабря 1932 года. Член-основатель парижской ложи «Гермес» № 535 (ВЛФ). Обрядоначальник с 1924 по 1926 годы. Член ложи «Международная шотландская филантропия к розе» № 597, в Ницце (ВЛФ).
Член ложи совершенствования «Друзья любомудрия» (4-14°), консистории «Россия» (30-32°), Русского особого совета 33°. Возведён в 33°в 1933 году. Член совета со дня основания. Отсутствовал в 1937—1938 и в 1940—1946 годах.
1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

                                                          Ð¤Ð¾Ñ�огÑ�аÑ�иÑ�

Генрих Борисович Слиозберг

Генрих Борисович Слиозберг (1863Мир Минской губернии — 1937Париж; литературный псевдоним «Улейников») — российский юрист и общественный деятель, один из учредителей Союза для достижения полноправия еврейского народа в России (1905) и Еврейской народной группы (1907).

 

Биография

Генрих Слиозберг родился в 1863 году в местечке Мир Минской губернии в еврейской семье. Его отец — Шая-Борух Слиозберг, приверженец хасидизма хабадского толка — происходил из местечка Налибоки Ошмянского уезда Виленской губернии, учился в Мирском ешиботе и женился на местной уроженке, Эсфири Нохим-Давидовне Ошмянской. Когда Генриху не было и года, его отец получил место меламеда в Полтаве, куда переехала и вся семья. В Полтаву к тому времени уже переселилась семья матери (её отец, Нухим-Дувид Ошмянский, также был меламедом), а вслед переехали и родители отца.

В детстве Генрих получил традиционное еврейское образование в хедере и всю жизнь оставался в иудейской вере. В 1875—1882 годах учился в Полтавской гимназии. В 1886 году окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Продолжил юридическое образование в университетах ГейдельбергаЛейпцига и Лиона. По возвращении в Россию в 1889 году выдержал в Санкт-Петербургском университете экзамен на звание магистра уголовного права.

Карьера юриста

В 1893 году Слиозберг был принят в сословие присяжных поверенных, однако не был утверждён в этом звании в соответствии с законом 1889 года об ограничении прав евреев. В течение 18 лет Слиозберг оставался помощником присяжного поверенного и только в 1904 году стал присяжным поверенным. В 1906 году был приглашён П. А. Столыпиным на должность юрисконсульта хозяйственного департамента Министерства внутренних дел. В качестве помощника обер-прокурора и обер-секретаря кассационного департамента Сената Г. И. Трахтенберга Генрих Слиозберг также способствовал разрешению жалоб поданных в Правительствующий сенат.

Работы по уголовному праву

Генрих Слиозберг участвовал в работе уголовного отделения Санкт-Петербургского юридического общества. В своих работах Слиозберг критиковал труды Ч. ЛомброзоЭ. Ферри и других приверженцев итальянского направления в уголовном праве, которые с его точки зрения, придавали слишком большое значение социологии. Сам Слиозберг придерживался классического направления в уголовном праве, хотя и не отрицал полностью значение социологического элемента.

В период с 1899 и по 1903 год Слиозберг был редактором журнала Санкт-Петербургского юридического общества, который при нём стал называться «Вестник Права».

Общественная деятельность

400px-TsirelsonYehudaLeib.gif
 
Г. Б. Слиозберг (стоит первый справа) с другими членами Всероссийской раввинской комиссии. Санкт-Петербург, 1910. Сидят (справа налево): Ицхок Шнеерсон, Владимир ТёмкинЯков Мазэ, барон Давид ГинцбургИегуда-Лейб Цирельсон (председатель), Ицхок Пик, Лион Сапир, Калман Френкель, Шмер-Лейб МедальеХаим-Яков Ланда. Стоят (справа налево): Г. Б. Слиозберг, неизв., Элиезер Бруштейн, Хаим-Лейб Иткин, Ш. Полинковский, М. Мазур, Йосеф-Исроэл Гальперин, неизв., Борэх-Менахем Мархус, неизв., Мойше-Нохэм Ерусалимский, Мойше Мадиевский, Элиезер Хариф.

Начиная с 1889 года, то есть с момента принятия закона об ограничении прав евреев, Герних Слиозберг стал активным поборником прав евреев в Российской империи. Изучал правовое и экономическое положение еврейских поселенцев, под псевдонимом «Улейников» подготовил к публикации материалы Л. М. Бинштока, обследовавшего еврейские колонии в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Участвовал в работе комиссии конгресса США, изучавшей причины эмиграции евреев из России[5].

Генрих Слиозберг принимал участие в работе Всероссийской раввинской комиссии 1894 года и в Ковенском съезде 1909 года.

После кишиневского погрома 1903 года Слиозберг выступал в роли адвоката и доверенного лица в гражданских исках потерпевших к администрации разгромленных городов. Он также играл ведущую роль в созданном Г. О. Гинцбургом Комитете помощи жертвам погромов.

Вместе с М. М. Винавером и О. О. Грузенбергом был среди учредителей Союза для достижения полноправия еврейского народа в России (1905) (известным также как достиженцы — идишди дергрейхер) и Еврейской народной группы (1907). Во время дела Бейлиса вместе с Арнольдом Марголиным создал «Комитет защиты Бейлиса». Комитет финансировал частное расследование и поиск настоящих преступников по данному делу.

Слиозберг читал лекции по история законодательства о евреях в России на курсах востоковедения барона Д. Г. Гинцбурга, печатал статьи по еврейскому вопросу в газетах и журналах — «Восход», «Свобода и равенство», «Новый Восход» (в последнем возглавлял юридический отдел).

Период после революции 1917 года

Генрих Слиозберг придерживался либеральных взглядов, идейно тяготел к конституционно-демократической партии и вскоре после Октябрьской революции 1917 года был арестован. После краткосрочного заключения в тюрьме в 1920 году Слиозберг эмигрировал в Финляндию и затем во Францию.

В Париже стоял во главе общины российских евреев, в апреле 1933 года он был одним из инициаторов создания Общества друзей «Рассвета» — еженедельного органа Федерации русско-украинских сионистов в эмиграции.

Участие в масонстве

Генрих Слиозберг был активным масоном. Он был посвящён 22 сентября 1921 года в ложу «Тэба» № 347 работавшую под юрисдикцией Великой ложи Франции. С 17 октября 1921 года работал под руководством Л. Д. КандауроваПервый страж в 1926 году. Оратор в 1927 году. Член ложи по 1928 год. Посещал собрания ложи совершенствования «Друзья любомудрия» с 26 апреля 1922 года. Возведён в 13° в мае 1924 года. Член капитула «Астрея», возведён в 18° в 1925 году. Оратор капитула с 20 февраля 1925 по 1927 год. Возведен в 33° Древнего и принятого шотландского устава в 1924 году. Член совета со дня основания по 1937 год.

Свидетель на процессе в Берне

В Швейцарии еврейские организации выступили против публикации «Протоколов сионских мудрецов» местной организацией нацистов и подали на издателей в суд. На процессе, который проходил в Берне в октябре 1934 года, Слиозберг выступил в качестве свидетеля. Суд признал «Протоколы» подделкой и вынес приговор о том, что это — «непристойное издание». Однако из-за слишком вольной трактовки слова «непристойный» приговор был отменён апелляционной инстанцией в ноябре 1937 года. При этом апелляционный суд отказал ответчикам в возмещении убытков, но в заключительной речи судьи подтвердили сфабрикованный характер «Протоколов».

Edited by ДМ
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

                                       270px-Teslenko_NV.jpg

Николай Васильевич Те́сленко (7 октября 1870Витебск — 7 декабря 1942Париж) — адвокат, политический деятель, депутат Государственной Думы II и III созывов.

 

Родился в 1870 в Витебске. Землевладелец. Закончил Витебскую гимназию, а в 1893 году юридический факультет Московского университета.

Помощник присяжного поверенного Н. Н. Доброхотова (с 1894), присяжный поверенный (с 1899), присяжный стряпчий (с 1896). Доверенное лицо Московского банка братьев Рябушинских. Председатель на первом всероссийском съезде адвокатов (1905). Был Председателем московского юридического общества. Организатор кружка безвозмездной защиты по политическим делам. Защитник в деле о подписавших Выборгское воззвание, деле о депутатах Всероссийского крестьянского союза и др. Защищал эсерку М. А. Спиридонову.

Член Союза освобождения, на втором съезде союза в октябре 1904 года был избран в его Совет. Один из основателей Конституционно-демократической партии, член ЦК партии.

Депутат 2-й и 3-й Государственной думы. 22 марта 1911 года избран в Государственную думу III созыва от 2-го съезда городских избирателей Москвы на место Ф. А. Головина, сложившего депутатские полномочия в связи с получением железнодорожной концессии. Гласный Московской городской думы. Во время Первой мировой войны — член ЦК Всероссийского союза городов. Сторонник свержения самодержавия. После Февральской революции руководил избирательной кампанией партии народной свободы в Арбатском районе Москвы. В августе 1917 участвовал в Московском государственном совещании.

В октябре 1918 уехал на юг России. Член Национального центра. Участник деникинского Особого совещания.

C 1920 года в эмиграции в Константинополе, председатель Константинопольской группы кадетов, с 1921 в Париже, юрисконсульт, товарищ председателя съезда Русского национального объединения (1921).

Из потомственных дворян.

  • Брат — Андрей (ок. 1871 — ?) — учёный-агроном, ветеринарный врач.
  • Жена — Лия Ефимовна (Нахимовна) Компанеец, содержала фешенебельную кондитерскую в Париже.
  • Сын — Николай, юрист, член французской делегации при ООН, переводчик французского министерства иностранных дел.

Масонство

Был масоном. Присоединён 17 января 1925 году к ложе «Астрея» № 500 ВЛФДародатель в 1926 году. Оратор в 1927—1928 годах. Делегат в 1928 году. Хранитель печати в 1929 и 1931 годах. Архивист в 1930 году. Делегат ложи в 1931 году. Вышел в отставку из ложи 22 декабря 1932 года. С 1925 года до кончины член русской масонской ложи «Гермес», её досточтимый мастер в 1929—1931 годах, затем почётный досточтимый мастер. С 1932 года член Федерального совета Великой ложи Франции.

Edited by ДМ
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

                                                   Lianosov.JPG

Степан Георгиевич Лианозов (арм. Ստեփան Գևորգի Լիանոսյան — Степан Геворгович Лианосян9 августа 1872Москва — 10 августа 1949Париж) — российский промышленник, меценат и политический деятель. Крупнейший нефтяной магнат России XX века.

Степан Лианозов родился в Москве. По национальности армянин. Отец — Лианозов, Георгий Мартынович. После окончания гимназии в 1894 году поступил на естественный отделение физико-математического факультета Московского университета. Однако в 1898 году окончил юридический факультет университета. Два года работал помощником присяжного поверенного округа Московской судебной палаты. В этот период проживал в Москве в Камергерском переулке, дом 3.

В 1901 году переехал в Баку, где занялся нефтяными делами. Директор-распорядитель и член правления свыше 20 нефтепромышленных и др. компаний. В 1903 году Лианозов построил дачный особняк по адресу Череповецкая улица, дом 3Б. По состоянию на 2018 год в здании располагается Художественный музей Константина Васильева.

Степан Лианозов был первым в армянской бизнес-среде, кто сломал стереотип о национальном характере бизнеса. В Петербурге в 1907 году им было создано товарищество нефтяного производства «Г. М. Лианозова сыновей» с основным капиталом в 2 млн рублей. Став его директором-распорядителем Лианозов включает в правление П. Леждновского и одного из крупнейших предпринимателей империи — владельца петербургского механического и чугунолитейного акционерного общества «Путиловский завод» А. Путилова. С привлечением крупных инвестиций товарищество быстро развивалось так в 1907 году было добыто 240,7 тыс. пудов нефти, в 1908 — 1,168 тыс., 1909 — 2,173 тыс., 1910 — 2,133 тыс. пудов.

Кроме нефтяных скважин, товариществу принадлежали предприятия: в Баку, в Белом городе, — керосиновый и масляной заводы, ёмкости для хранения керосина и мазута; на берегу Каспийского моря — нефтепровод, нефтеналивная пристань, в Батуми — резервуары и хранилища.

Был избран гласным Бакинской городской думы и членом Бакинского биржевого комитета.

28 июля 1912 года Степаном Лианозовым в Лондоне была создана «Русская генеральная нефтяная корпорация» («Russian General Oil Corporation», сокращенно «Ойль») с основным капиталом в 2,5 млн фунтов стерлингов. В состав корпорации вошли три армянские и одна русская нефтепромышленные фирмы, элита русского банковского капитала и представители высшего света английского общества. Благодаря действиям Лианозова нефтяной сектор Баку стал привлекательным для иностранцев. С этой целью им в 1912 году в Англии была образована компания «British Lianosoff White Oil Company», а во Франции — «La Lianosoff Français». В 1913 году с целью ввоза в Германию нефти, переработки и дальнейшей её продажи им вместе с немецкими партнерами в Гамбурге была создана фирма «Deutsche Lianozoff Mineralöl Import Act.Ges», с основным капиталом в 1 млн марок.

После Великой Октябрьской социалистической революции перебрался в Финляндию, где стал одним из организаторов антибольшевистского движения. В январе 1919 года участвовал в съезде представителей промышленности и торговли в Выборге. Входил в состав Политического совещания при генерале Юдениче. Возглавил Северо-Западное правительство, сформированное английским генералом Маршем.

После неудачи наступления Юденича на Петроград эмигрировал в Париж. В 1920 году вместе с П. П. Рябушинским и др. создал в Париже Российский торгово-промышленный и финансовый союз (Торгпром) для защиты интересов русских собственников-эмигрантов. В апреле 1926 года был делегатом от Франции на Российском зарубежном съезде в Париже.

Скончался 10 августа 1949 года, похоронен на кладбище в Пасси.

Масонство

Член ложи «Астрея» № 500 Великой ложи Франции. Посвящён по рекомендации Путилова и Кандаурова 11 ноября 1922 года, возведён во 2-ю и 3-ю степени 26 мая 1923 года. Член лож: «Гермес» (1924—1931) и «Лотос» (1935—1949). С 1935 года — член ложи совершенствования «Друзья любомудрия» (1935—1938), капитула «Астрея» (15-18) Верховного совета Франции.

Возведён в 33-ю степень в последние дни жизни.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

                                                   Kuzmin-Karavayev cropped.jpg

Влади́мир Дми́триевич Кузьми́н-Карава́ев (28 августа [9] сентября 1859БорисковоТверская губерния — 17 февраля 1927Париж) — русский юрист, общественный и политический деятель.

 

Биография

Владимир Кузьмин-Караваев родился в семье генерала Дмитрия Николаевича Кузьмина-Караваева (1818—1883) и Марии Христиановны (Христофоровны) Бушен (1828—1883), брат генералов Д. Д. Кузьмина-Караваева и А. Д. Кузьмина-Караваева. В 1878 году окончил Пажеский корпус. Служил в лейб-гвардии Конно-артиллерийской бригаде.

Семья

Сыновья:

Дмитрий в 1920 году принял католичество, и в 1923 году был выслан из страны. По вызову Папы Римского уехал в Рим, стал католическим священником.

Борис работал после революции врачом-гомеопатом, в 1941 году был арестован и погиб при перевозке на Ладожском озере.

Михаил был востоковедом, после революции жил в Варшаве. В 1945 году вернулся в Советский Союз, отсидел восемь лет в лагерях, потом преподавал латынь в Саратовском университете.

Служба в военно-судебном ведомстве

В 1883 году окончил военно-юридическую академию. 22 июня 1884 переведен в чине штабс-капитана в военно-судебное ведомство. С 25 декабря 1890 — военный следователь Петербургского военного округа.

С 1890 года Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев экстраординарный профессор уголовного права Военно-юридической академии. С 5 февраля 1895 — ординарный профессор. Генерал-майор (1901). Член Юридического общества при Петербургском университете.

В 1905 году получил звание заслуженного профессора военно-юридической академии и вышел в отставку. Обстоятельства отставки представлены в мемуарах военного министра А. Ф. Редигера.

«Еще одному судебному деятелю мне пришлось лично предложить оставить службу: генералу Кузьмину-Короваеву, брату товарища генерал-фельдцейхмейстера. Он был большой либерал и в Тверском земстве выступал с речами, не вязавшимися с военным мундиром, на что мне указал государь. Я вызвал Кузьмина-Кароваева и предложил ему подать в отставку. Он тотчас согласился и лишь просил отсрочки на один-два месяца, чтобы он мог получать полную пенсию, на что я дал согласие. Разговор шел в дружелюбном тоне; я ему выразил надежду, что не увижу его в рядах крайних партий, и он мне это обещал. Помню, что я об этом докладывал государю.
 
А. Ф. Редигер
»

Политическая деятельность

220px-Deputats_russian_state_duma.jpg
 
Депутаты Государственной думы Российской империи. В. Д. Кузьмин-Караваев сидит второй слева

В 1897—1906 годах гласный Бежецкого уездного и Тверского губернского земского собрания. С 1903 года — гласный Санкт-Петербургской городской думы. В 1904—1905 годах входил в Союз земцев-конституционалистов. В январе 1904, по требованию министра внутренних дел В. К. Плеве, был вынужден сложить звание гласного Тверского земства и Санкт-Петербургской городской думы. Осенью того же года в звании земского гласного восстановлен. Участвовал в частных совещаниях земских деятелей, в земских съездах. Основатель партии демократических реформ.

Депутат Государственной думы первого и второго созывов от Тверской губернии. Получил известность благодаря выступлению против смертной казни. Выборы в Думу третьего созыва проиграл.

С 1908 года — профессор высших женских курсов. С 1908 года приват-доцент, а затем — профессор юридического факультета Санкт-Петербургского университета.

С 1909 года Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев присяжный поверенный Санкт-Петербургской судебной палаты, выступал защитником на многих политических процессах.

В 1911—1916 гг. редактор отдела уголовного права и один из авторов энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.

В годы первой мировой войны 1914—1918 годов член Петроградского городского комитета Всероссийского союза городов, председатель ревизионной комиссии Всероссийского земского союза, член Центрального Военно-промышленного комитета. С 1915 года он состоял членом редакции журнала «Вестник Европы» и вел в нем отдел «Вопросы внутренней жизни».

Принимал участие в работе масонских организаций. Член лож «Заря Петербурга» (1909), «Полярная Звезда» (1908—1909).

Революция и гражданская война

После Февральской революции назначен Временным правительством сенатором первого департамента Сената. В августе 1917 на совещании общественных деятелей в Москве избран в Совет общественных деятелей. От этого совета избран в октябре 1917 в Предпарламент.

В марте 1919 уехал из России, некоторое время пробыл в Стокгольме, а с мая 1919 жил в Гельсингфорсе. Входил в состав Политического совещания при генерале Юдениче. Осенью 1919 переехал в Нарву, где заведовал продовольственным обеспечением Северо-Западной армии. После создания правительства С. Г. Лианозова отказался войти в него, из-за несогласия с коалиционным составом правительства и его курсом на признание независимости отделившихся от России окраинных государств. В конце ноября 1919 г., из-за поражения белых в северо-западном районе России, вернулся в Гельсингфорс.

В эмиграции

Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев жил в эмиграции в Париже. Принимал участие в различных общественных начинаниях, в частности в Русском национальном комитете (1921-1940) с центром в Париже, Русской академической группе Эмигрантского комитета, Союзе русских писателей и журналистов, в Объединении русских адвокатов во Франции. Преподавал во франко-русском институте и Парижском университете.

Награды

Удостоен российских орденов Св. Станислава 2-й и 3-й степеней, Св. Анны 2-й и 3-й степеней, Св. Владимира 3-й степени.

Участие в масонстве

Посвящён по рекомендации Кандаурова и Макшеева, после опроса проведённого Шереметевым, Слиозбергом и Аитовым 10 февраля 1923 года в ложу «Астрея» № 500 Великой ложи Франции. Возведён во 2-ю и 3-ю степени 24 февраля 1923 года. Депутат в Великой ложе Франции в 1924—1926 годы. С 1924 года также член-основатель ложи «Гермес». Дародатель ложи до кончины. Знаменосец и делегат ВЛФ в 1927 году. Член капитула «Астрея» Верховного совета Франции. Возведён в 4-ю степень 6 октября 1923 года, в 9-ю степень — 3 мая 1924 года, в 14-ю степень — 22 октября 1924 года, в 18-ю степень (после опроса, проведенного Н. В. Чайковским) — 2 мая 1925 года. Второй страж в 1926 году. Первый страж в 1927 году.

Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев умер в 1927 году и был похоронен на кладбище Банье.

Журналистская деятельность

С 1898 года Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев поместил ряд статей в «Праве», «Вестнике Европы», «Северном курьере», «Руси» и других изданиях. Статьи и речи, касающиеся земства и крестьянского права, в 1904 выпустил отдельной книгой: «Земство и деревня».

Труды

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

         IAKrivoshein1940.jpg

И́горь Алекса́ндрович Кривоше́ин (фр. Igor Krivochéine22 февраля 1899Санкт-Петербург — 8 августа 1987Париж) — штабс-капитан лейб-гвардии конной артиллерии, участник движения Сопротивления во Франции, награждён медалью Сопротивления, узник нацистских и советских концентрационных лагерей, активный деятель французского масонства. Сын государственного деятеля Александра Кривошеина.

Биография

Участие в Первой мировой и Гражданской войнах

Окончил гимназию Русского собрания в Петербурге, ускоренный курс Пажеского корпуса. С осени 1916 — прапорщик лейб-гвардии конной артиллерии, служил в запасной батарее в городе Павловске. В феврале 1917 перед отправкой на фронт Первой мировой войны находился в Петрограде, был ненадолго арестован как офицер, доставлен в Таврический дворец и сразу же освобождён. Эти события описаны в книге А. И. Солженицына «Март семнадцатого» («Красное колесо». Том 6. — М., 1994. — С. 94—98).

Участник Первой мировой войны. После прихода к власти большевиков работал в конторе Саввы Морозова в Москве, затем скрывался от ареста в Тверской губернии, где под чужим именем работал на строительстве железной дороги. В октябре 1919 смог перейти линию фронта и вступил в Добровольческую армию, где служил в своей батарее. Завершил службу в 1920 в чине штабс-капитана лейб-гвардии конной артиллерии. В октябре 1920 эмигрировал из Крыма вместе с отцом, вскоре переехал во Францию.

Эмигрант

Окончил физико-математический факультет Сорбонны (1922), Высшую электротехническую школу в Париже (1923), где получил диплом инженера. Работал в телефонной компании, в испытательной лаборатории общества «Апель», с 1928 — на заводе «Братья Лемерсье» в Клиши.

Сотрудничал с Русским общевоинским союзом, был членом совета Российского торгово-промышленного и финансового союза.

Участие в движении Сопротивления

Во время Второй мировой войны занимал последовательно антифашистскую позицию. В июне 1941 вместе с рядом других русских эмигрантов был арестован, находился в лагере Руалье в Компьене, через шесть недель освобождён. Участник движения Сопротивления, организатор Комитета помощи русским заключённым лагеря Компьень. Вместе с матерью Марией принимал участие в спасении евреев от вывоза в Германию. Участник деятельности организации «Вольные стрелки», собирал информацию для сторонников генерала Шарля де Голля, скрывал и переправлял в Испанию сбитых над Францией лётчиков стран антифашистской коалиции.

В июне 1944 был арестован, подвергнут пыткам, приговорён к пожизненному заключению, которое отбывал в концлагерях Бухенвальд и Дахау. Находился на тяжёлых работах, был болен. В мае 1945 был освобождён американскими войсками и вернулся во Францию. Награждён Медалью Сопротивления.

«Советский патриот»

После окончания Второй мировой войны активно занимался общественной деятельностью, был убеждённым советским патриотом (принял советское гражданство), сторонником возвращения эмигрантов в СССР. В 1945—1947 — председатель Содружества русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления. В 1947 — один из основателей общества «Русская помощь», созданного для оказания социальной поддержки эмигрантам. В том же году был председателем учредительного съезда Союза советских граждан.

25 ноября 1947 был арестован вместе с рядом других советских граждан из числа эмигрантов и депортирован из Франции. Некоторое время находился в советской оккупационной зоне в Германии, затем репатриирован в СССР.

Участие во французском масонстве

Был видным деятелем масонства, один из немногих, кто был возведён в 33° Древнего и принятого шотландского устава. В 1922 году был посвящён в ложу «Астрея» № 500 Великой ложи Франции, до 1930 и в 1933—1935 годах — её досточтимый мастер. С 1928 года состоял в ложе совершенствования «Друзья любомудрия», был её секретарём (1930—1931) и первым стражем (1934—1935). В 1932 — канцлер капитула «Астрея». В 1932 — член-основатель ложи «Лотос». В 1931—1932 — обрядоначальник ложи «Юпитер». Возведён в 33-ю степень 4 ноября 1945 года, в 1945—1947 — член Русского особого совета 33-й степени. В 1937—1947 — управляющий мастер Совета объединения русских лож Древнего и принятого шотландского устава.

В 1948 году исключён из всех масонских организаций в связи с отъездом в СССР.

В конце жизни, после возвращения во Францию, возобновил членство в масонских организациях. В 1975—1976 — член Верховного совета Франции, и второй великий страж капитула «Астрея». Входил в его состав до своей кончины.

Жизнь в СССР

В 19481949 жил вместе с женой и сыном в Ульяновске, где работал инженером на заводе Министерства электропромышленности.

В сентябре 1949 был арестован, обвинён в «сотрудничестве с мировой буржуазией», приговорён к десяти годам лишения свободы. Его жена после ареста мужа была уволена из Ульяновского пединститута, в котором преподавала иностранные языки. Находился в заключении в так называемой «Марфинской шарашке» вместе с А. И. Солженицыным. В 1953 был переведён в Тайшет (Озерлаг), в 1954 — во внутреннюю тюрьму Министерства государственной безопасности на Лубянке. В том же году был освобождён.

С 1955 работал техническим переводчиком в Москве, продолжал знакомство с А. И. Солженицыным и другим узником «Марфинской шарашки», Львом Копелевым (прототипом Льва Рубина из романа «В круге первом»). Публиковал статьи и очерки о судьбе матери Марии, погибшей в нацистском концлагере.

Возвращение во Францию

В 1974 вместе с женой выехал во Францию к эмигрировавшему ранее сыну.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Семья

Родился в семье российского государственного деятеля Александра Васильевича Кривошеина — Министра земледелия Российской Империи (соратника Столыпина) и Председателя правительства Юга России генерала Врангеля (1921).

Мать — Елена Геннадиевна Карпова (1870—1942), дочь Геннадия Фёдоровича Карпова и Анны Тимофеевны Морозовой.

Младший брат Всеволод, офицер Белой армии в составе Дроздовского стрелкового полка, принял постриг на Афоне (с именем Василий), где провёл 22 года, стал всемирно известнейшим патрологом и богословом, впоследствии — архиепископ Брюссельский и Бельгийский.

Самый младший брат Кирилл (1903—1977). Родился в Петербурге. Эмигрировал с матерью в 1919 г. Через четыре года в Париже окончил «Ecole Libre des Sciences Politiques», после чего более сорока лет служил в одном из самых известных банков Франции (Лионский Кредит). С началом войны воевал на линии Мажино, попал в плен. Был деятельным участником французского Сопротивления и награждён медалью Сопротивления. Много путешествовал, был большим знатоком искусства. Написал объёмное исследование о жизни и деятельности своего отца («Александр Васильевич Кривошеин». Париж, 1973; М., 1993), послужившее материалом для А. И. Солженицына и его «Красного колеса», где А. В. Кривошеин и его сыновья выведены как действующие персонажи. К. А. Кривошеин скончался в Мадриде, похоронен на кладбище в Севре.

Жена — Нина Алексеевна, урождённая Мещерская (1895Сормово — 1981, Париж), дочь Алексея Павловича Мещерского («русского Форда»), до революции — совладельца и директора Сормовского машиностроительного завода. Н. А. Кривошеина автор мемуаров «Четыре трети нашей жизни», дважды издан в России (Имка-Пресс и «Русский путь» в серии А. И. Солженицына «Наше недавнее»), книга издана по-французски и легла в основу фильма «Восток — Запад».

Сын — Никита (р. 1934) Париж, выпускник Московского государственного педагогического института иностранных языков (1957), переводчик, журналист. В 1957—1960 находился в заключении в Дубровлаге по обвинению в антисоветской агитации (под вымышленным именем опубликовал статью во французской газете «Le Monde» с резкой критикой подавления советскими войсками восстания в Венгрии). В 1971 выехал во Францию, где работал синхронным переводчиком в ЮНЕСКО, ООН, Совете Европе и др. международных организациях. Публицист, общественный и религиозный деятель, кавалер ордена св. Даниила III степени. Женат на К. И. Кривошеиной (Ершовой). Сын Иван Кривошеин (р. 1976)

Публикации[править | править код]

Вместе со своей женой Н. А. Кривошеиной в 1946-47 годах издал два номера «Вестник русских добровольцев, партизан и участников сопротивления во Франции».

В период пребывания в СССР до 1975 года написал воспоминания о матери Марии, Б. Вильде, А. Левицком, Вики Оболенской и др.

И. А. Кривошеин. Так нам велело сердце // Против общего врага. Советские люди во французском движении Сопротивления. М.: Наука. 1972, сс. 260—291

Edited by ДМ
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Портрет

Александр Порфирьевич Веретенников (1870—1936) — чиновник Министерства иностранных дел, гласный Санкт-Петербургской городской думы.

Из дворян Санкт-Петербургской губернии. Домовладелец города Санкт-Петербурга. Сын тайного советника Порфирия Алексеевича Веретенникова. Старший брат Алексей — генерал-майор.

По окончании Императорского училища правоведения в 1891 году поступил на службу в Министерство иностранных дел и был причислен к Азиатскому департаменту. В 1893 году был назначен секретарем русского консульства в Яссах (Румыния), а в 1895 году был назначен делопроизводителем VIII класса в Азиатском департаменте. Затем последовательно занимал должности делопроизводителя VII, VI и V класса в Первом департаменте Министерства иностранных дел. В 1912 году был произведен в действительные статские советники и назначен чиновником особых поручений IV класса при министре иностранных дел.

Избирался гласным Санкт-Петербургской городской думы, состоял секретарем Санкт-Петербургского общества призрения неимущих детей (1906—1916) и председателем 3-го городского попечительства о бедных в Петрограде. Был членом ЦК Союза 17 октября.

После Октябрьской революции выехал через Данию в Берлин, где состоял заместителем начальника Офиса русских беженцев, входил в комиссию Земгора по организации помощи голодающим в России. В 1920 году стал членом-основателем и председателем Объединения русских масонов в Вильмерсдорфе, а в 1922 году — членом-основателем берлинской ложи «Великий свет Севера». В 1923 году переехал в Париж, где входил в ложу «Лотос» № 638 Великой ложи Франции и в капитулы Русского верховного совета 33° «Астрея» и «Друзья любомудрия».

Умер в 1936 году в Антверпене.

Награды

Иностранные:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Граф Пётр Андреевич Бобринский (в старом прочтении — Бобринской6 декабря 1893Санкт-ПетербургРоссийская империя — 23 августа 1962, Нейи-сюр-Сен, около ПарижаФранция) — литератор из рода Бобринских, участник парижского литературного объединения «Перекрёсток», а также журналов «Возрождение» и «Сатирикон», издававшихся в русском зарубежье.

Родился в семье графа Андрея Александровича Бобринского и его жены Елены Петровны, дочери графа Петра Павловича Шувалова. В 1918 году женился на княжне Марии Юрьевне Трубецкой, дочери генерала Г. И. Трубецкого.

Учился в 6 гимназии. По её окончании поступил в Петроградский Политехнический институт. С 1914 года печатался как поэт. В 1916 окончил Пажеский корпус.

В начале войны поступил на ускоренные военные курсы, выпущен офицером в гвардейскую Конную артиллерию, где дослужился до чина поручика. Находился в армии до конца войны. В 1919 году находился в Крыму, в Добровольческой армии, в Отряде особого назначения по охране лиц императорской фамилии. Затем находился в рядах Вооружённых сил Юга России.

В 1920 году эвакуирован в Константинополь, откуда переехал в Париж.

В 1920 году был посвящен в Париже в масонство в «Англо-саксонской» № 343 ложе (ВЛФ). Член-основатель первой русской эмигрантской масонской ложи «Астрея» № 500, был одним из её досточтимых мастеров. В 1931 году стал членом-основателем русской парижской ложи «Гамаюн» № 624. Руководил рядом масонских русских организаций дополнительных степеней. Масон высшей 33° Древнего и принятого шотландского устава с 1930 года, в 1947—1948 годах — великий командор Русского особого совета 33 степени в Париже (выполнял функции верховного совета в изгнании).

До конца жизни жил в Париже и его пригородах: Версале, Булонь сюр Сен, Нейи. Писатель, историк, журналист. С 1928 член литературного кружка «Перекрёсток» в Париже. Сотрудничал в «Возрождении», где в 1930 был секретарём редакции; «Иллюстрированной России», «Числах». Редактор сборника воспоминаний «Памяти русского студенчества».

Наибольшую известность получил как автор книги «Старчик Григорий Сковорода» (Париж, 1929), посвящённой видному малороссийскому философу Григорию Саввичу Сковороде. Книга Петра Андреевича Бобринского о Сковороде принадлежит к числу немногочисленных оригинальных произведений эмигрантской литературы, раскрывающих наследие философа в контексте русской религиозной философии. В истолковании философии Сковороды граф Бобринской оказывается идейно близким Василию Зеньковскому.

Поэт Георгий Адамович в предисловии к посмертному изданию стихов графа характеризовал творчество Бобринского как воплощение «непрерывного неподдельного духовного подъёма и какого-то прирожденного духовного благородства».

В 1935 году член совета Российского торгово-промышленного и финансового союза. Во второй половине 1930-х годов был связан (вместе с Д. М. Одинцом, Н. П. Вакаром, В. М. Зензиновым, К. К. Грюнвальдом, В. В. Вырубовым, И. А. Кривошеиным и др. масонами) с движением «младороссов». 22 июня 1941 года арестован вместе с другими русскими эмигрантами во Франции и заключён в концлагерь «Фронт-Сталаг 122» (Компьень). Провёл в лагере несколько месяцев. С 1944 года продолжал выступать в русской и французской прессе на литературные и философские темы. Постоянный сотрудник журналов «Возрождение», «Вестник РСХД». Работал техническим директором радиогенетической лаборатории в Париже.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0